23 Сентябрь 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +19 °C

Интервью
7 Мар  2019 23807

Жизнь вопреки обстоятельствам

"Грустные звезды

В поисках ласки

Сквозь синюю вечность

Летят до Земли.

Море навстречу им

В детские сказки

На синих ладонях

Несет корабли".

 Слова известной песни Муслима Магомаева "Синяя вечность" красной нитью проходят через удивительную и одновременно полную тяжелых испытаний судьбу жительницы Ташкента Ольги Волковой. Ее жизнь и сама сродни бескрайнему синему морю, где сильные штормы сменяет легкий бриз, а спокойная синяя гладь уносит вдаль все тревоги и печали. У нее, чудом избежавшей газовой камеры в годы войны, победившей страшный недуг и посвятившей себя исцелению от него других - свой ответ на вопрос, в чем заключается женское счастье. Для нее самое ценное - радоваться каждый день лучам солнца и улавливать в тишине ночи серенаду звезд, а еще - никогда не сдаваться и верить в лучшее.

В предпраздничную редакционную суету, связанную с подготовкой оперативных материалов, посвященных прекрасной половине человечества, врывается телефонный звонок. Старческий голос в трубке звучит взволнованно: "Мне не нужна слава. Просто долгие годы мечтала рассказать не только о своей судьбе, но и тех, благодаря кому осталась в живых…".

Много раз ходила на интервью, общалась с совершенно разными людьми. Но вот беседую с Ольгой Ивановной Волковой и понимаю: человек жил и ждал… Ждал, возможно, именно тебя. Чтобы, словно на исповеди, вывернуть наизнанку душу, вырвать занозу, мучавшую долгие годы. Ее рассказ - о простых женщинах, живших, впрочем, как и все мы, своими еже­дневными хлопотами и радостями. Ставших в одночасье святыми. Когда взялась за материал, ком предательски подступил к горлу. Но в следующий момент беру себя в руки - мой долг поведать всем об этом удивительном человеке, ставшем счастливой вопреки всему.

- Спасибо, что пришли, - пожилая женщина прикладывает платок к глазам. А потом, немного успокоившись, начинает рассказ.

Родилась она в Ташкенте в 1935 году. А потом… потом маленькая Оля заболела костно-суставным туберкулезом - болезнь перешла от мамы, страдавшей самой страшной - открытой - формой недуга и находившейся большую часть времени в больнице. Так девочка, и без того знавшая маму лишь по фотографиям, разлучилась и с еще двумя близкими - отцом и тетей. Ее отправили на длительное лечение в туберкулезный санаторий в Евпаторию. Медперсонал поддерживал практически обездвиженных малышей, лежавших в гипсе, не только лекарствами, но и добрым словом.

- На различные торжества, помню, нас наряжали в красивую одежду и вывозили на каталках в цветущий сад, где росли розы самых разных сортов, - говорит Ольга Ивановна. - Это был праздник. Взрослые же, как ни старались, не могли скрыть слез…

Когда началась война, добровольцами ушли на передовую и молодые сотрудники больницы, помогавшие медсестрам и врачам переносить загипсованных детей на процедуры. И женщины взвалили всю тяжелую работу на свои хрупкие плечи. По нескольку раз в день спускались с малышами на руках в глубокое бомбоубежище, которое вырыли прямо под радовавшим когда-то глаз садом.

Из-за частых вражеских налетов больницу в итоге перевели на Северный Кавказ, в Теберду.

- Мы, совсем малыши, никак не могли понять, - вспоминает Ольга Ивановна, - почему ребята постарше, особенно девочки, так громко плачут по ночам? А когда наши медсестры, нянечки спросили их, оказалось, боятся, что немцы прилетят. Стали их успокаивать: "Что вы! Смотрите, какими высокими горами мы окружены! Они прижмут вражеские самолеты к небу, к самым высоким облакам". Увы, как оказалось позже, плакали не зря. Немцы все же добрались до больницы. Приехали с переносными газовыми камерами. Как умоляли их ухаживавшие за нами женщины пощадить детей, показывали поделки, рисунки, уверяя, насколько мы талантливые. Но приказ - уничтожать всех калек - был для фашистов важнее нашей жизни…

Шестилетняя Оля и ее друг - 12-летний Витька родились в рубашке - спасти от неминуемой гибели их успела приехавшая в больницу тетя Ольги Волковой. Всех остальных, включая самоотверженных нянечек и медсестер, пошедших за своими подопечными в газовую камеру, постигла страшная участь.

Путь домой был долгим и тяжелым - на санках, которые дала Олиной тете одна сердобольная женщина в ауле, она везла больных детей до самого Дагестана. В порту, пока ждали судно, почти всю одежду выменяли на еду. В итоге до Ташкента удалось добраться на грузовом пароходе. То путешествие по Каспийскому морю и сильные штормы она помнит и теперь. По словам Ольги Ивановны, в то время "Правда Востока", в которой уже рассказали об ужасном случае расправы с детьми в больнице, была в каждой семье.

Так сложилось, что ее мать умерла. Пропал без вести и отец, отправившийся добровольцем на фронт в составе узбекской конной дивизии. Его имя так и не увековечили в Книге памяти. Родителей заменили тетя и дядя, воспитывавшие, помимо нее, двоих своих сыновей.

- Как сложилась ваша дальнейшая судьба? - обращаюсь к собеседнице.

Женщина ближе наклоняет ко мне голову, чтобы расслышать вопрос получше. В этот момент ее лицо озаряет улыбка, в глазах появляется блеск - словно и не было горя и потерь, выпавших на долю тяжких испытаний.

- Прекрасно, - отвечает она.

Пройдя все ужасы войны, выкарабкавшись чудом из болезни, девушка решила связать жизнь с медициной. С отличием окончила училище имени Боровского, где была старостой в группе и круглой отличницей. Педагоги прочили блестящее будущее в медвузе, а она после выпуска добровольно поехала в Бухару - в туберкулезный диспансер. На работу в учреждение, находившееся в пяти километрах от города, ходила пешком. Позже работала в военном госпитале в Ташкенте, противотуберкулезном диспансере, а затем и НИИ фтизиатрии и пульмонологии (ныне Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр).

Сегодня ей уже ничто не напоминает о былом недуге. Только нога, сросшаяся неправильно после гипса и не прооперированная повторно из-за войны. Молодой Ольга Волкова долго стеснялась неустойчивой походки, боялась, что так и не встретит вторую половинку. Тот единственный, самый дорогой человек появился в ее жизни внезапно, нежно обнял за плечи и сказал: "Какая же ты у меня дурочка! Любовь разве в этом за­ключается?!". Его звали Георгий Перегонцев, работал механиком на ремонтно-экскаваторном заводе. Он был на 19 лет старше Оли, прошел все ужасы ГУЛАГа, но при этом не утратил оптимизма. Всю жизнь прожили душа в душу. Сегодня Георгия Петровича нет рядом, но память об их чистой и светлой любви продолжает жить в дочке, внучках и маленькой правнучке, находящихся далеко за рубежом.

Родные хотели забрать ее с собой, но та отказалась. Слишком многое связывает с Ташкентом - воспоминания детства, годы учебы и работы, любовь… А еще неподдельно искреннее отношение к ней со стороны окружающих людей. По словам Ольги Волковой, всех нас - представителей разных национальностей, культур и религий - объединяет любовь к нашей Родине. Под голубым небесным куполом царят мир и спокойствие, где уважают стариков и любят детей, где даже незнакомый человек может угостить пиалой горячего чая.

По вечерам, когда меркнут огни родного города и он погружается в легкий сон, Ольга Ивановна мысленно переносится на много лет назад. В десятый, сотый раз перечитывает любимого с детства Лермонтова. Вспоминает, как в школе на пять с плюсом рассказывала наизусть поэму "Мцыри" и думала о тех, кто так и остался в горах Кавказа навеки... Перечитывает "А зо­ри здесь тихие", "Завтра была война" Бориса Васильева. Смотрит на приветливо улыбающегося с потертой фотографии мужа, на себя молодую. И в эти моменты убеждается вновь и вновь - жизнь прекрасна. Вопреки боли потерь. Вопреки обстоятельствам, которые выпадают на долю каждого из нас.

Оксана Кадышева.

Фото из личного архива.

Фото Рашида Галиева.

 

Опубликовано в газете "Правда Востока" № 46  (29009) от 7 марта 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech