17 Февраль 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +7 °C

Культура
17 Янв  2019 322

Уроки четырех фильмов одного года

Союз кинематографистов возобновляет творческие конференции по итогам минувшего года. Картин накопилось немало. Каждая из них ждет рецензента, журналиста, освоившего эстетику техногенных искусств. А сам кинопроцесс - исследователя, владеющего современными методологическими принципами выявления и профессионального анализа тенденций, своеобразия творческих лабораторий, оснащенных сложной техникой и накопивших большой опыт работы над крупными полотнами.

Такими пожеланиями мы предваряем свои размышления потому, что представители СМИ и профильной ветви искусствоведения недостаточно освещают нынешнюю кинематографическую медиасреду, не сосредотачивают внимание общественности на еще нерешенных творческих, научно-теоретических, организационных проблемах. Об этом, надеемся, будут размышлять докладчики и содокладчики, желающие выступить в прениях долгожданного совета профессиональных деятелей кино. Мы поделимся впечатлениями о четырех фильмах последнего времени - трех художественных и одном документальном, также изобилующем игровыми эпизодами-инсценировками.

Начнем с резюме. С разных точек зрения можно рассматривать сегодняшнее широкомасштабное кинопроизводство. Экранизации литературных трудов и психологические драмы, задуманные как киноповесть ленты и ретроспективный взгляд на недавнее прошлое, объединенные единой концепцией киноновеллы и попытки в романной, всеобъемлющей форме рассказать о современности с экскурсом в историю - эти произведения позволяют судить об эстетическом уровне национальной кинематографии.

В предыдущих статьях на страницах "Правды Востока" мы затронули вопросы драматургии, режиссуры и подготовки кадров. Сегодня на примере нескольких картин попытаемся рассказать о том, как решаются проблемы композиции, структурного построения, документальности повествования, а также взаимодействия визуальных и вербальных (словесных) средств - актуальные задачи не только экранного искусства, но и современного художественного творчества в целом. Эти сферы деятельности и сейчас привлекают внимание не только тех, кто непосредственно создает духовные ценности, но и их "потребителей" - читателей, зрителей, слушателей. Напомним и о том, что во всех видах искусства теперь присутствует документальное начало. Оно подчеркивается всеми средствами выразительности. Среди читателей особенно популярными становятся мемуары, документальная манера повествования, эссе. Инфографика украсила газетные и журнальные страницы. А в кинематографе и на телевидении эти проблемы не решены. Оттого телепередачи частенько напоминают радиопрограммы, а в фильмах преобладает словесный ряд.

В художественной картине "Сабот" ("Стойкость", режиссер Рашид Маликов) больше документального, чем в ленте "Исламходжа", задуманной как киноочерк, кинопортрет. Психологическая драма воспринимается с интересом. Безмолвная степь под знойным небом, одинокие людские фигуры в необъятных просторах, изба из двух неуютных комнат, где проживает герой фильма Саъдулла - женатый холостяк, участник военных действий в Афганистане. Испытывает он боль - тяжелую, неизлечимую, но душевная мучает его больше. Актер Карим Мирходиев словно живет в кадре, не играет. Его герой - не очень общительный, сложный и искренний, мужественный и выносливый. И товарищ его по оружию (Бехзод Хамраев) не словоохотлив, решителен, непоколебим. Сложными были их взаимоотношения.

Режиссер визуализирует воспоминания центральных персонажей. В этих фрагментах нет ностальгии, лиризма. Портрет героя выразителен. Его психологическому состоянию созвучна слышащаяся за кадром каракалпакская песня без слов. А на экране он, прошедший войну, но не одолевший тяготы той поры. Служат ему верный друг - собака Рэмбо да казенный автомобиль… Восемьдесят минут созерцаем эти кадры. Размышляем, грустим вместе с персонажем. И благодарим съемочную группу, в обычном, повседневном увидевшую драму - глубокую, неодолимую…

Выразительна была фактура у фильма "Исламходжа", посвященного мудрому государственному деятелю Хорезма, единомышленнику правителя, поэта, мелодиста Мухаммада Рахимхана II (Феруза). Исламходжа был инициатором реформ во многих отраслях. О нем сохранился богатый исторический материал.

Сложная в постановочном плане лента появилась на основе сценария Журабека Рузметова, обогащенного при режиссерской экспликации Жахонгира Ахмедова. Полнометражная документальная картина изобилует прекрасно снятыми, порой иносказательными формами кинорассказа. Авторы располагали уникальным материалом - архитектурными сооружениями, построенными по инициативе и при непосредственном участии покровителя искусств, литературы. Владели редчайшими документами, свидетельствующими о таланте, мужестве и… трагической гибели реформатора. Все это натолкнуло авторов на мысль о создании множества инсценировок, которые, по их замыслу, должны были подчеркнуть подлинность экранного рассказа о современнике Феруза, поэта Баяни, кинооператора Худайбергена Диванова, величайших музыкантов и певцов. В сюжете начали преобладать подробности весьма загадочной истории убийства визиря, реформаторские устремления которого возмутили спокойствие хивин­ской правящей верхушки. Канва документального повествования начала разрушаться, а сыскное начало - преобладать.

Будем снисходительны к декорационности, статичности сцен, театральной манере исполнения. Ведь речь идет о попытке дать достоверную эстетическую информацию об исторической личности, хотя в рамках документального (не игрового) кино нелегко решить проблемы костюма, грима, декораций, мизанкадра, сложности актерских проб и соз­дания единого ансамбля. И в творческом, и финансовом, и организационном планах. Заметим одной строкой: в кадрах разной крупности не возникает портрет одного из главных персонажей инсценировок - Исфандияра. Между тем в оазисе широко известна полная иронии, сарказма молва о сластолюбии этого преемника хорезмшаха Феруза.

Итак, документальное повествование подменено, отодвинуто на второй план. Очередной раз зафиксированы царе­дворцы с придворными при полном обмундировании, величественно открывающиеся и закрывающиеся узорчатые ворота, живописная панорама архитектурного комплекса с обстоятельно произнесенным текстом...

Эта во многом экспериментальная работа, проведенная не в лабораторных условиях, а на съемочной площадке, за монтажным столом, заслуживает пристального внимания. Думается, что теоретические положения об условном и безусловном, общем для всех видов искусства и особенном для каждого из них могут подсказать пути решения возникших вопросов. В этом контексте напомним: наши коллеги - американские кинопублицисты не допускают участия актеров в создании документальных произведений. В таких случаях легче избежать контрапункта (резкого несовпадения стилей), обеспечить стилевое единство.

Структура фильма "Отам бетоб" ("Папа заболел") автора сценария и режиссера Зульфикара Мусакова сложнее. Палитра богата полутонами. Стиль изложения не назвал бы изящным. Фабула строится своеобразно. Если говорить о составляющих, то отмечу согласованность изобразительного и звукового рядов. В пос­леднем наряду с киномузыкой несут нагрузку и интершумы. Актеры точны в интерпретации разнообразных ролей. Монтаж - перекрестный: того требовал сценарий. На эти особенности ленты мы делаем акцент и потому, что для многих отечественных фильмов характерна архаика.

Картина посвящена человеческим взаимоотношениям, любви и верности семейному очагу. Глава семьи занемог и слег в постель. Супруга Азиза садится за руль автомобиля, становится извозчиком. На хлеб насущный зарабатывает, общается с пассажирами, а они такие разные!

В профессионально снятой ленте оператор Азиз Арзикулов явно злоупотребляет крупными планами. Отметим один из таких кадров: портрет наполнившего рот едой полноватого пассажира. Ведь крупный план часто отрывает героя от среды, которая в добротной картине имеет свою "биографию", свою нагрузку. Мимоходом скажем и о том, что в звуковой партитуре диссонансом прозвучали истеричные крики - в комнате и салоне автомобиля, у нагруженного грузовика и кровати выздоравливающего больного.

З. Мусаков участвует в фильме и в качестве ведущего: он за кадром прочеркнул сквозное действие собственного творения. Справедливости ради отметим: произведение настолько насыщено событиями, выразительными актерскими работами, четкой визуальной характеристикой среды, окружающей персонажей, что словесный ввод в начальных кадрах оказался лишь эпиграфом к широкому романному изложению. Выразительная пластика оказалась эмоциональнее.

У создателя авторской картины было что сказать с экрана, со страниц сценария. И он сказал это слово - образное, прочувствованное, актуальное.

Ленту "Зурриёт" ("Поколение") невозможно анализировать, оценивать по этим параметрам. Она не удалась ни в одном компоненте. Автор и режиссер Абдухалил Мингноров добросовестно служит документальному кино. А недавняя его новелла порадовала высокопрофессиональным подходом к теме, продемонстрировала умение мыслить кинематографическими категориями. И вдруг полнометражный фильм, снятый на любительском уровне. В этом плане уместен вопрос: как можно было запускать в производство такой сценарий - заведомо слабый.

Итак, поэтика одной из кинолент близка к лучшим образцам европейского кино, другая создана в структуре национального кинематографа, продолжает традиции всемирно известного приема "поток сознания", "поток событий". На нынешнем этапе поиска родословной нашего кино, путей сохранения собственной идентичности и обращения к накопленному опыту важно в целом оставаться при этом на почве богатейшей отечественной культуры. Таково требование времени.

Талантливые произведения этой качественно новой ступени развития узбек­ского экранного искусства не только представляют собой художественную ценность, но и напоминают о необходимости расширения спектра кинематографического видения. Благодаря им палитра нашего большого экрана обогащается. Она выразительна, но с отметиной, свидетельствующей о наличии "белых пятен" в теории и практике национальной культуры.

Хамидулла Акбаров.

Доктор искусствоведения, профессор.

Опубликовано в газете "Правда Востока" №11 (28974) от 17 января 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech