21 Октябрь 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +20,5 °C

Социальный срез
27 Июл  2019 863

Преступление и… оправдание

Боль и немой протест, застывшая обида… Все это можно было прочитать в глазах хрупкой первоклассницы, за которой пришла после уроков мать. И неудивительно - родительница - с огромным синяком под глазом, в рваной одежде, с запахом перегара… Картина произвела  на меня сильное впечатление. Невольно задалась вопросом, как сложится будущее этой соседской девочки, мать которой неоднократно хотели лишить родительских прав? Сможет ли школа из нее, да и многих подобных ребят вырастить достойных людей, если в стенах отчего дома они видят лишь негатив?

На пользу им пойдет создание психологической службы в государственных учреждениях общего среднего и среднего специального образования согласно постановлению Кабинета Министров "О дальнейшем совершенствовании работы по психолого-педагогической поддержке учащихся" от 12 июля этого года. Мера очень свое­временная, считает руководитель отдела по совершенствованию информационно-правовой базы Научно-исследовательского центра "Оила" при правительстве Гульнора Ишанханова. Она позволит ребятам не только определиться с дальнейшим выбором профессии, но, главное, решить наболевшие вопросы в образовательном процессе. Одним из таких, по словам Гульноры Амановны, является профилактика бытового насилия.

- Тема актуальна, так как у истоков асоциальных поступков детей и преступлений часто стоят проблемы насилия, безнадзорности и пренебрежения их основными потребностями и нуждами. В связи с этим государственными и общественными организациями проводится большая работа по созданию  и совершенствованию системы профилактики и реабилитации юных жертв. Но вопрос все еще остается недостаточно разработанным в условиях образовательных учреждений. Педагоги не всегда осведомлены об аспектах жестокого обращения с детьми. Как следствие, не хватает взаимодействия между учебными заведениями и правоохранительными структурами, межведомственными комиссиями по делам несовершеннолетних, органами самоуправления граждан в плане профилактики и реабилитации детей, подвергшихся насилию, - говорит собеседница.

Все это подтвердил и аналитический отчет по выполнению пункта "Разработка и реализация мер по профилактике бытового насилия образовательными учреждениями" постановления Президента Республики Узбекистан "О мерах по совершенствованию системы социальной реабилитации и адаптации, а также профилактики семейно-бытового насилия" от 2 июля 2018 года.

- Принят комплекс документов, в числе которых постановление, нацеленное на создание эффективной системы ранней профилактики бытового насилия и оказание своевременной помощи детям и семьям, - продолжает Гульнора Амановна. - Однако необходим глубокий научный анализ ситуации, так как до сих пор не сложилось четкое понимание всех факторов этого явления, не сформирована система ранней и последующей профилактики именно в образовательных учреждениях. Нами было проведено социологическое исследование. Его цель - изучение деятельности учебных заведений по предупреждению бытового насилия в семьях ребят и поиск эффективных подходов для предотвращения среди них правонарушений, асоциального поведения и дезадаптации.

Общее количество респондентов составило 1619 человек, в числе которых классные руководители и кураторы, учителя-предметники, психологи из 354 школ и 60 колледжей столицы, Ташкентской и Наманганской областей. Для объективной оценки деятельности педагогов по обсуждаемой проблеме проведены анкетные опросы среди 252 учащихся и 316 их родителей. Речь идет о ребятах 12-17 лет, состоящих на внутришкольном либо профилактическом учете в органах внутренних дел, детях из неблагополучных, конфликтных, асоциальных семей и их родителях, входящих в категорию семей группы риска. Также опросили 217 специалистов сферы - начальников облуно, гороно, районо, директоров школ, их заместителей по учебной и духовно-просветительской работе - из столицы, Ташкентской, Самаркандской, Бухарской, Сурхандарьинской, Джизакской, Наманган­ской, Андижанской, Ферганской, Хорезмской, Сырдарьинской областей и Республики Каракалпакстан. Их предложения учтены при разработке рекомендаций.

Какую картину в итоге дали результаты исследования? Низка степень осведомленности педагогов о проблеме семейно-бытового насилия и жестокого обращения с детьми: 58,6 процента отмечали, что ее не существует, и они не знают о законодательстве по ней, 34,8 процента родителей тоже не знают об этом.

В числе причин малой эффективности современной системы воспитательных, профилактических и реабилитационных мер по ранней профилактике бытового насилия, безнадзорности и правонарушений среди учащихся наставники отмечают недостатки в системе управления образовательно-воспитательным процессом (46,7 процента). Мало времени, трудно воспитывать за пару уроков, работу с ребенком приходится проводить за счет своего личного времени, а основная нагрузка ложится на плечи классного руководителя. Деятельность эта часто носит формальный характер, и излишняя документация мешает ее проводить в должной мере. Психологи не успевают охватить всех детей, так как не хватает кадров, а общение с ребятами из группы риска требует много времени, да и механизмов воздействия на них нет. Также мешает отсутствие условий (помещений, кабинетов для встреч с малыми группами и индивидуально), так как школы переполнены. Методики устарели, отсутствуют технологии раннего выявления противоправного поступка учащегося, методические пособия и программы по реабилитации. Играет большую роль и семейный фактор (40,9 процента) - незаинтересованность самих пап и мам в совместной работе с педагогами, а также отсутствие социального партнерства в вопросах профилактики между образовательными учреждениями и органами самоуправления граждан (9,2 процента).

Среди причин бытового насилия и жестокого обращения с ребенком дома наставники называют асоциальный образ жизни родителей и их низкий уровень педагогических и правовых знаний (46,8 процента); неблагополучную обстановку в семье (22,7); асоциальное поведение самих детей (20,1); социально-экономическое положение ячейки общества (6,1 процента); неудовлетворение потребностей и нужд ребят (3,8). При этом лишь 13,4 процента преподавателей посещают дома подопечных для изучения нравственно-психологического климата. Только незначительное их количество - 15,6 процента рекомендуют учащимся обратиться по "телефонам доверия" милиции, прокуратуры, на "горячую линию" Комитета женщин, к психологу, а 1,2 процента педагогов вообще ничего не предпринимают. При этом они в большинстве своем со всей ответственностью осознают негативные последствия для ребенка, подвергнутого насилию в семье. Так, одна группа наставников (38,4 процента) считает, что у тех проявляются нервно-психические расстройства, депрессия, страх общения со взрослыми, высокая тревожность, необщительность со сверстниками, склонность к одиночеству, компьютерная зависимость, суицидальные наклонности. Другие (35,9 процента) отмечают, что так формируется девиантное (агрессивное) поведение: участие в драках, прогулы уроков, нежелание учиться, побеги из дома, кражи, хулиганство, вымогательство, поджоги, порча имущества, употребление алкоголя и наркотиков. Третьи (25,6 процента) констатируют формирование у детей таких отрицательных качеств, как лживость, угодливость, заискивание, низкая самооценка.

Исследования также показали, что 58,9 процента классных руководителей, кураторов групп и 72,9 процента психологов в качестве воспитательно-профилактических мер используют только беседы. Необходимо отметить, что 63,7 процента педагогов не проводят реабилитацию среди ребят и не работают с родителями ввиду отсутствия программ и методик. Лишь 32,3 процента психологов устраивают с учащимися различные тренинги, применяют арт-терапию, коррекционные методики, однако какие?

- Исследование выявило еще один нелицеприятный факт, - продолжает Гульнора Амановна. - Со стороны наставников встречаются оскорбительные упреки и замечания ученикам за их ответы, решение задач, написание сочинений (12,7 процента). Имеются случаи предвзятого отношения к отдельным детям, которые по разным причинам не нравятся преподавателю, раздражают его (11 процентов). Встречаются и факты нанесения ударов рукой, линейкой, книгой или другим предметом (5,7 процента). Наиболее характерными причинами небрежного обращения со стороны педагогов являются неподчинение учащихся требованиям, невыполнение заданий на уроке и дома, пропуски занятий (28,4 процента).

Судя по ответам педагогов, самые уязвимые ребята, подвергающиеся насилию в образовательных учреждениях, - с неразвитыми социальными навыками, не имеющие опыта общения в коллективе, испытывающие страх перед школой (37,3 процента), замкнутые, робкие, импульсивные (27,7), из малообеспеченных семей, с ограниченными физическими возможностями (11,9).

Исследование также показало, что в образовательных учреждениях имеются случаи систематических (частых) конфликтных ситуаций между одноклассниками, учениками других классов и преподавателями.

Насколько учителя и психологи готовы к решению таких вопросов?    Важно отметить, что каждый четвертый классный руководитель и куратор (26,1 процента) и большинство психологов (62,5 процента) не посещали курсы повышения квалификации. При этом 86,1 процента педагогов не проходили специальный курс по работе с детьми из группы риска, профилактике девиантного поведения в отношении их.

На потребность в различных необходимых методических пособиях и иных материалах указали 86 процентов классных руководителей и кураторов групп и 75,6 процента психологов. Среди самых нужных первые назвали литературу по таким темам, как "Возрастная и педагогическая психология", "Коррекция отношений между детьми и родителями", "Профилактика правонарушений среди учащихся", "Воспитательная работа с учащимися". Психологи - "Методические рекомендации по психодиагностической работе с учащимися", "Программы тренингов с детьми из группы риска". Отметили и важность внедрения корректных современных методик диагностики суицидальных намерений.

- Проведенное нами исследование говорит также об отсутствии четко отлаженного механизма обмена статистической информацией о неблагополучных семьях и детях, подвергшихся насилию, между образовательными учреждениями и правоохранительными структурами, межведомственными комиссиями по делам несовершеннолетних, органами самоуправления граждан. Нет базы данных о семьях группы риска в учебных заведениях и махаллинских сходах для проведения ранней профилактики с последующими мониторингом, оценкой и контролем положения детей, - подытоживает Гульнора Ишанханова. - К сожалению, сейчас не имеются механизмы раннего выявления семейного неблагополучия, вариативные реабилитационные программы для учащихся с учетом их индивидуальных психологических особенностей и степени проблем. Редки тренинги по формированию навыков конструктивного разрешения конфликтов для педагогов и психологов, низка вовлеченность ребят из группы риска в спортивные секции, кружки по интересам, творческие студии. Решение всех этих вопросов позволит в разы сократить число негативных явлений в воспитании подрастающего поколения и поможет юным соотечественникам по окончании работы найти достойное место в обществе.

Оксана Кадышева.
"Правда Востока".

Опубликовано в газете "Правда Востока" в № 150 (29113) от 27 июля 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech