26 Май 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +14,4 °C

Социальный срез
23 Апр  2019 5387

Ограниченные неограниченные возможности

В соответствии с Конституцией Узбекистана каждый имеет право на труд. Но получить работу зачастую не в состоянии даже те, кому врачи это позволяют - службе занятости почти нечего предложить инвалидам. Как им быть?

Житель Ташкента Анвар Хашимов с юных лет мечтал стать пилотом. Потом как-то раз с семьей отправились на самолете к родственникам - и проявился невероятный страх перед высотой. О мечте пришлось забыть, но цель овладеть пусть и другой, но важной, полезной и благородной профессией осталась. Когда пошел в школу, сразу понял, что теперь хочет быть учителем. Преподаватели казались какими-то могущественными, всезнающими. "В моих глазах тогда зажглись звезды, целые галактики", - вспоминает сейчас.

Окончив школу с золотой медалью, поступил в Ташкентский государственный педагогический институт (ныне университет имени Низами). Наставники все как один твердили, что редко встречаются случаи, когда к ним приходят те, кого и не нужно учить. Образцовый преподаватель: тянется к детям, любит и знает предмет - английский язык, харизматичный, веселый и добрый, но при том в меру строгий. Один из тех, кто может зайти в комнату с незнакомцами и уже через пять минут стать их другом.

К тридцати пяти обзавелся стабильной работой, семьей, детьми. Одним словом, пример для подражания. А потом в ночь возвращался из родительского дома к себе. Только наступили первые серьезные морозы, мать приболела, а он приехал помочь и задержался. Сейчас, вспоминая тот день, не вникает в подробности. Просто пожимает плечами и говорит, что со всяким могло случиться, сожалениями делу не поможешь. Весь день лил дождь, а с холодом вода замерзла прямо на дорожной части. Ехал по скользкому асфальту, а на "встречку" выехала "буханка" с уставшим и сонным водителем, который не справился с управлением. На место аварии "скорая" добралась за считанные минуты, но для Анвара Рахматиллаевича они тянулись вечность. Очнулся уже на больничной койке, весь в бинтах, гипсе. Самое страшное - когда хотел двинуть правой рукой, понял, что ее просто нет.

- Я никогда не представлял, каково быть инвалидом, - рассказывает собеседник. - Все мы люди, способные на сочувствие, но не думал, что когда-либо окажусь в подобной ситуации. Мне дали III группу инвалидности, пенсию, которую перестал получать с 2010 года, когда вступил в силу Закон "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Узбекистан "О государственном пенсионном обеспечении граждан" и Трудовой кодекс Республики Узбекистан", отменивший выплаты этой группе. Врач дала добро на работу. Был рад, что все еще могу передвигаться, говорить, дышать. Но выйти на улицу оказалось самым сложным, с чем пришлось столкнуться. Что было самым трудным? Люди. Тогда как раз начался учебный год, стояла жара. Протез был из ужасного материала, натирал, а короткий рукав рубашки не прикрывал переход от настоящей руки к искусственной. То, что каждый встречный огладывался или, наоборот, опускал глаза - полбеды. Самой страшной оказалась реакция коллег и учеников. Все те, кто уважал, ценил, смотрели теперь с жалостью. В их глазах я больше не был специалистом, человеком, с которым можно просто говорить или шутить. Превратился в мужчину без правой руки, будто эта физическая черта заменила все остальные, которыми обладал прежде, и стала определяющей.

- Люди часто стремятся замалчивать и скрывать все плохое, выставляя на обозрение только самое яркое, пестрое, счастливое, - продолжает Анвар Хашимов. - Вспомните последний наш фильм или современную книгу, где герой с недостатками здоровья выполняет какую-нибудь функцию, кроме той, что он инвалид. Такие существуют? Даже на этом уровне мысль о том, что подобный человек может выступать активной частью социума, не внедряется. Много читаю о зарубежной практике, как через СМИ, кино, литературу распространяют толерантность к отличающимся от остальных. Стал ли я, потеряв руку, хуже разбираться в своем деле, ампутировали ли мне вместе с ней опыт, навыки? Нет. Но из-за каких-то предрассудков большинство редко вслушиваются в слова людей с инвалидностью. Все перекрывают жалость, соболезнования.

А что в итоге? Те, кто лично не столкнулся с проблемой, абсолютно не понимают, как вести себя с такими людьми, как говорить, куда себя деть в их обществе. Дети с непривычки показывают пальцем, смеются. Это результат незнания, неосведомленности.

Естественно, не все болезни можно выявить на глаз. Так, согласно статистике в Узбекистане заболевания системы кровообращения являются основной причиной инвалидности среди мужчин, тогда как для женщин это - злокачественные новообразования. Но проблема не сугубо медицинская. В Конвенции о правах инвалидов говорится, что "инвалидность является результатом взаимодействия, которое происходит между имеющими нарушения здоровья людьми и отношенческими и средовыми барьерами и которое мешает их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими". То есть необходимо фокусировать внимание не только на нарушениях организма и восстановлении его функций. Ведь есть люди, которым уже невозможно вернуть зрение, слух, конечности или органы. Основные усилия должны быть направлены на адаптацию и устранение барьеров на пути их включения в общество.
Примером в этом плане может послужить Германия, где ограниченное участие в жизни социума не приравнивается к болезни, а для помощи с занятостью существуют так называемые мастерские. Там любому, кто не может быть вовлечен в общий трудовой рынок, государство гарантирует право быть принятым на работу. Свыше 700 таких предприятий охватывают более 280 тысяч людей с особыми потребностями. Они могут заниматься тем видом деятельности, который отвечает их способностям и увлечениям. Государство поддерживает мастерские финансово в плане строительства, оснащения оборудованием и обеспечения ежедневных расходов.
У нас же имеется статья 7 Закона "О социальной защищенности инвалидов в Республике Узбекистан", где сказано, что органы государственной власти и управления в пределах своих полномочий резервируют минимальное количество рабочих мест для трудоустройства инвалидов. Но такие вакансии обычно не самые высокооплачиваемые, да и компетентности особенной не требуют. А тем временем часто из-за безысходности и неимения вариантов за нее берутся очень ценные специалисты из различных областей, которые виноваты лишь в том, что являются инвалидами.

- Руководители фирм и компаний предвзято относятся к ним, и с их точки зрения это вполне логично, - рассказывает директор консалтингового агентства "Мастер Групп" Сухроб Джалилов. - Они боятся частых болезней, необходимости создания специальных условий, думают, что те не будут справляться. Законом предусмотрена сокращенная рабочая неделя (не более 36 часов), более длительный отпуск (не менее 30 дней) для людей с ограниченными возможностями I или II группы, и многим нанимателям это не нравится. Ведь урезанная продолжительность не влияет на оплату - та должна осуществляться в полном объеме (статьи 116, 220 Трудового кодекса). При этом накануне праздничных дней они также работают на час меньше (статья 121 ТК). С подобным предвзятым отношением, кстати, встречаются и женщины. Мировой опыт показывает, что на ответственные позиции представительниц прекрасного пола ставят в разы реже просто оттого, что они могут завести ребенка, уйдя в декрет на пару лет, выйти замуж и вовсе бросить свое дело. В обоих случаях большую роль играет не столько предубеждение, сколько банальное нежелание терять деньги. Столкнулся с этим и мой незрячий с рождения брат, с которым мы основали агентство. Оба юристы, примерно одного возраста. У меня никогда не было проблем с поиском работы, а ему по большей части отказывали, при том говорили, что его инвалидность ни при чем - все дело в отсутствии навыков. Наша с братом политика заключается в том, что при поиске человека на вакансию мы не смотрим на состояние здоровья, пол, даже опыт. Просто предлагаем решить кейс. Справился - принят. Но многие владельцы бизнеса не осознали одну простую вещь: нанимают они людей как раз за определенный набор умений, в который не должно входить наличие всех органов чувств, отсутствие патологий и прочее.

Вместе с тем есть люди с инвалидностью, не желающие работать. Наш первый герой Анвар Хашимов - достаточно редкий пример, когда человек готов выдержать и взгляды, и насмешки, чтобы не выпасть из социума, продолжать заниматься любимым делом и жить полноценно. А кто-то тонет в опеке родственников, с головой погружается в физическую реабилитацию, забывая, что на ней жизнь не заканчивается, другие просто отчаиваются. Вот и получается, что человек оказывается в положении, когда кажется, что весь мир против тебя, а ты бессилен.

- Тут поможет только цель. Непременно себе ее поставьте, - советует Анвар Рахматиллаевич, посматривая на часы - вот-вот у него начнется урок. - Соблазн сидеть дома и жалеть себя крайне велик. Но с каждым днем, проведенным в четырех стенах, страхи становятся более интенсивными, а аргументация против выхода на улицу - обоснованной. Поэтому для нас работа - при том, если это возможно, среди людей без инвалидности - необходима как воздух, как лекарство.

Сабина Алимова.

Опубликовано в газете "Правда Востока" в № 82 (29045) от 23 апреля 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech