21 Сентябрь 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +21 °C

Культура
13 Янв  2019 1818

Батыр Закиров: большая звезда маленького принца

 "Если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно", - писал поэт. Много лет назад в известной династии певцов Закировых зажглась еще одна яркая звезда - Батыра. Он был талантлив во всем - не только замечательный певец, но и великолепный актер, художник, поэт, литератор, много переводил зарубежную классику на узбекский язык. Среди переведенных им произведений - "Маленький принц" Экзюпери. Батыр Закиров и сам сродни герою этой книги - такой же светлый и чистый, жил с безграничной верой в красоту. Музыка была для него той нежной розой, которую взращивал и лелеял всю жизнь.

В эти январские дни, когда город еще окутан новогодними зимними грезами и верит в чудеса, в стенах Государственной консерватории Узбекистана прошел концерт, посвященный памяти маэстро. Вновь прозвучали близкие сердцу многих "Арабское танго", "Газли", "Рано", "Умид", "Кайдасан, азизим?" в исполнении Джаз-оркестра Узбекистана имени Б. Закирова. Мы встретились с его художественным руководителем, народным артистом Мансуром Ташматовым, близко знакомым с Батыром Закировым. Наше эксклюзивное интервью - об истоках национальной эстрады, дружбе, продолжении жизни песен Батыра Каримовича и многом другом.

- Ежегодно организуем концерты в апреле - к дню рождения певца - под рубрикой "Рождение песни". Но и нынешняя дата проведения меро­приятия выбрана  не случайно, - делится Мансур Ганиевич. - Начало января ознаменовано сразу двумя тяжелыми потерями - Батыра Закирова и Евгения Живаева, который не только искусно руководил ансамблем на протяжении многих лет, но и делал ко многим композициям аранжировки. Вместе со зрителями вновь вернемся в прошлое, на волнах памяти перенесемся в самые радостные и счастливые для этих двух талантливых людей дни их творческой карьеры.

- Вы были очень близко знакомы с Батыром Закировым. Каким он остался в вашей памяти?

- Много работал с Батыром Каримовичем и могу сказать, что заслужить его комплимент было сложно, это оказывалось большой редкостью. И то, что он обратил на меня, только делающего первые шаги на эстраде молодого исполнителя, серьезное внимание, будучи в жюри многих международных конкурсов, стало высочайшей оценкой. Батыр Каримович в те годы являлся звездой такого яркого блеска. А звезды, как известно, всегда на недосягаемой высоте.

 Батыр Закиров был единственным нашим певцом, покорившим "Олимпию". Это престижный концертный зал в Париже, в котором выступали самые яркие мировые исполнители. В 1966 году француз­ская публика аплодировала "узбек­скому соловью" стоя, критики писали восторженные рецензии. Один из них отметил, что тот "держится на расстоянии от микрофона, чтобы он не взорвался".

Многие боялись к нему подходить, некоторые считали высокомерным. И лишь те, кто был с ним по-настоящему близок, знали какой это простой и скромный человек. У него, думаю, имелся своеобразный защитный рефлекс перед посторонними людьми. Я первый сделал шаг навстречу, отнесся к Батыру Каримовичу как к старшему брату, и он оценил, признал в качестве своего ученика. Но это больше общие слова, а если вспомнить все, что нас связывало, не хватит вашего блокнота (улыбается).

- И все же, - уговариваю Мансура Ганиевича. - Если мысленно воскресить в памяти самые яркие, интересные моменты…

Собеседник на минуту задумывается, а потом продолжает:

 - У Батыра Каримовича был лирический тенор, и у меня тоже лирический тенорок. Вот и окрестил он меня Мансурини - на итальянский манер. А если  серьезно, для нашего молодого ансамбля "Наво" - частого гостя в концертной программе Закирова - являлся наставником во всех смыслах - не только на сцене, но и в жизни. Он учил как себя правильно держать перед публикой, выигрышно составить программу, что надевать. Это настоящая школа.

Помню, однажды решили с ребятами выступить на концерте в джинсах. Дерзкая по тем временам идея принадлежала мне, поскольку был в коллективе, как бы это сегодня назвали, идейным вдохновителем. "Железный занавес" разделял страну с Западом, а мы хотели быть современными вопреки всему. Дело в том, что к артистам ВИА предъявляли очень строгие требования - обязали выступать в одинаковых деловых костюмах. Батыр Каримович отнесся к подобной затее отрицательно, заявив, что это станет нашим пос­ледним концертом. На что я ему ответил: пусть так, но мы сделаем по-своему. Пожалуй, единственный случай, когда с ним пререкались. Публика приняла нас на ура, был аншлаг. Конечно, не из-за нарядов - аплодировали в первую очередь выступлению. Сердце Батыра Каримовича растаяло: "Оставайтесь уж до конца программы в джинсах", - заявил он нам, зашедшим за кулисы.

Для нас он был самым лучшим другом. Когда его не стало, гастролировали в Польше, с нами еще была Наталья Нурмухамедова. Известие о его смерти стало страшным ударом. Но время лечит боль, и теперь все чаще кажется: хорошо, что я не провожал его в тот день в последний путь… Это обстоятельство позволяет мне считать его живым. Он просто уехал на гастроли вновь и вновь покорять публику своим волшебным голосом…

- Возможно, ваше родство душ с Батыром Закировым можно объяснить не только схожестью взглядов на искусство эстрадной песни, но и тем фактом, что вы оба - представители знаменитых музыкальных династий?

- Вы правы, отцы дружили в свое время, что, несомненно, наложило отпечаток на наши взаимоотношения и понимание музыки в целом. Если говорить о родителях, то они входили в когорту выдающихся артистов, наравне с Хамзой, Мухиддином Кари-Якубовым, Тамарой Ханум стали законодателями узбек­ской музыки и искусства. Это поколение, на которое легла обязанность создания современной национальной музыки. И мы несем культуру предшественников. Радует, что в конце прошлого года в стране благодаря поддержке Президента возродили филармонию - согласно постановлению главы государства "О мерах по организации деятельности Государственной филармонии Узбекистана" от 27 июня 2018-го. Это придало новый импульс решению таких задач, как развитие национального классического и современного музыкального и танцевального искусства, создание необходимых условий для работы творческих деятелей, пополнение репертуара лучшими произведениями и многое другое.

Время меняет людей и обстоятельства, но очень радует, когда на концертах меня, Фарруха Закирова, Насибу Абдуллаеву просят исполнить песни, с которых начинали творческий путь. Несомненно, среди них есть и творения Батыра Каримовича. Судьба распорядилась так, что я стал руководителем ансамбля, носящего его имя, и для меня эта работа - целая жизнь. Следом идет молодежь, которая перенимает наш опыт.

- Часто ли сегодня можно услышать в исполнении нового поколения песни Батыра Закирова?

- К сожалению, многие сейчас забывают его композиции, но немало и тех, для кого они - своеобразный маяк в мире музыки. Как эксперт принимаю участие во вступительных экзаменах в консерватории, на отделении эстрадного вокала. Радует, что в обязательную программу для поступления и в процессе обучения включены произведения Батыра Каримовича, которые сегодня смело можно считать классикой жанра. Его репертуар в основном состоит из песен Икрама Абдуллы на стихи Тураба Тулы, чье столетие мы праздновали накануне Нового года. Песня арабского композитора Фарида аль-Атраша "О, светоч грез моих", больше известная как "Арабское танго", прославила Батыра Каримовича во многих странах и долгие годы была его визитной карточкой. Ее всегда принимали с огромными овациями, просили петь на бис. Эта музыка и тексты остаются близки и понятны каждому, особенно молодежи. Проходят годы, столетия, а лирика, посвященная любви, непреходящим ценностям, так же трогает сердца, как и раньше.

Молодые коллективы делают каверы, аранжировки на песни Б. Закирова. Это стимулирует молодых певцов, дает им билет в большое искусство. Очень радует, что моя ученица Севара Назархан исполняет песни Батыра Закирова. Одна из ее любимых композиций - "Седая любовь". Еще одна известная - "Лейли" - звучит в исполнении другого моего  воспитанника Серижана Жанахметова в сопровождении нашего ансамбля. Есть и другие певцы, а главное - поклонники творчества Батыра Каримовича, что подтверждает общеизвестную истину - подлинное искусство обречено на вечность.

Беседовала 

Оксана Кадышева.

Опубликовано в газете "Правда Востока" №8 (28971) от 13 января 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech