22 Август 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +20,7 °C

Культура
1 Июл  2019 3065

Муножат Юлчиева: зрители сначала хлопали, потом топали и свистели

"Простите, что опоздала", - приветливо улыбается мне словно плывущая по коридору Государственной консерватории Узбекистана стройная женщина в легком длинном платье из черно-белого хан-атласа. Еще минута - и она крепко, по-матерински, обнимает меня, словно прося прощения за то, что заставила ждать. Общаюсь с Муножат Юлчиевой на кафедре традиционного пения, заведующей которой она является, и не перестаю удивляться ее обаянию и энергетике. Кажется, что она не говорит, а выступает на сцене, рассказывая о своем пути в одном из самых сложных вокальных жанров - макоме, обретающем сегодня в нашей стране второе рождение.

Фото Музаффара Абдуллаева.

Феноменальный и чарующий голос Муножат Абдувалиевны, в котором слились воедино душа, мудрость и философия нашего народа, всегда завораживает. Народная артистка Узбекистана, кавалер орденов "Буюк хизматлари учун" и "Эл-юрт хурмати", непревзойденная исполнительница классики не раз покоряла самые престижные концертные залы мира. Певица получила высокую оценку международных музыкальных критиков, о чем говорит престижная награда "BBC Radio 3 for World Music Awards".

Можно без преувеличения сказать: Муножат Юлчиева - одна из самых ярких звезд нашей традиционной музыки. Она широко известна и за пределами родины. 

Ее уникальный глубокий голос с красивым тембром, выразительная мощная энергетика, артистичность и природное обаяние приводят в восторг публику во Франции и Англии, США и Японии. Каждое выступление артистки позволяет зрителю погрузиться в чарующую атмосферу древнего Востока. Для тысяч слушателей она стала олицетворением музыкального искусства Узбекистана.

Певица и ее ансамбль исполняют макомы на лирику классиков и современников - Навои, Машраба, Физули, Хазини и других. Это сложнейший жанр вокального искусства. Чтобы их исполнять, надо владеть техникой дыхания, уметь управлять диафрагмой, направлять воздух. А еще - знать, о чем поешь. Вкладывать в это всю душу. Ведь газели классиков порой сложно понять даже тем, кто в совершенстве знает узбекский.

- Моим учителем и наставником стал Шавкат Мирзаев - сын знаменитого музыканта и композитора Мухаммаджона Мирзаева, который в 23 года купил у канатоходца по имени Мамат Охун разбитый рубаб, восстановил инструмент и впервые ввел его в ансамбль. Так началась история "таш­кентского рубаба", - делится Муножат Юлчиева. - Шавкат-ака играл в коллективе отца уже подростком. Они выступали совместно с такими легендарными мастерами узбекского вокального искусства, как Джурахон Султанов и Мамурджан Узаков. Многому у них научился - сочинять мелодии, составлять концертные программы.

Творчество Муножат Абдувалиевны неповторимо и ни с чем несравнимо, но в нем вместе с тем нашли продолжение традиции школы М. Узакова. Как дань уважения ему в ее репертуаре есть песни наставника - "Ёр истаб", "Эй, дилбари жононим" и другие.

- Когда поступила в консерваторию, Шавкат Мирзаев преподавал здесь пение для рубабистов. Он открыл мне целый мир традиционной музыки, - делится артистка.- Я познакомилась с ребятами из разных регионов республики, каждый из которых отличают свои особенности исполнения макомов. Наставник прикрепил нас к студентам старших курсов. И это стало настоящей школой мастерства. Шавкат-ака хотел передать накопленный им опыт молодежи, чтобы его уникальная методика преподавания не угасала, а передавалась из поколения в поколение. Он всегда смотрел далеко в будущее, обладал богатой интуицией и мог в способном ученике раскрыть талант в полной мере. Многие из его воспитанников стали заслуженными, народными артистами. Среди них, к примеру, Камила Алимова и Абдусаид Азимов.

По словам собеседницы, главное, что заложил в ней и других студентах наставник - песня должна доходить до самого сердца слушателя. А еще он всегда говорил: чтобы стать хорошим артистом, прежде всего надо быть таким же человеком. Зрители очень остро чувствуют фальшь, неискренность.

- Сейчас, годы спустя, понимаю, насколько он был мудрым наставником. Учил нас искусству и жизни в целом ненавязчиво, на собственном примере, давая студенту возможность самому дойти до истины, почерпнуть необходимые знания и навыки, - говорит М. Юлчиева.

Как профессиональная певица она начала работать с 1980 года. Как сейчас помнит: 9 февраля, в день рождения Алишера Навои, намечался большой концерт, который должны были транслировать по центральному ТВ. Готовилась настоящая телеэпопея о жизни и творчестве великого гения. Для участия в грандиозном действе в консерватории отобрали около 10-12 студентов, среди которых оказалась и Муножат.

- Можно сказать, за один день мы стали знаменитыми. Я и моя однокурсница были самыми младшими в коллективе. Наше выступление увидел сам Шараф Рашидов, и ему оно очень понравилось. Благодаря этому нас приняли в ансамбль макомистов при телерадиокомитете страны, - вспоминает исполнительница.

- Почему выбрала такое направление? - задумывается над моим вопросом собеседница. - Знаете, эти песни были близки мне с детства. Ведь они тесно связаны с жизнью народа, его традициями и обычаями. К тому же диапазон моего голоса - альт-меццо-сопрано в две октавы - для женщин считается большой редкостью, позволяет исполнять такие произведения. Мне это было совсем не сложно.

Интересно, что в семье все любят музыку, могут петь, хотя и не имеют специального образования. К примеру, сестренка исполняет эстрадные песни, и получается у нее зачастую лучше, чем у профессионалов, хотя она никогда этому не училась.

Отец и старший брат будущей певицы изначально были настроены против ее выбора творческой стези. Говорили, это несерьезная профессия, где легко сбиться с истинного пути. Брат, сам поступивший в музыкальное училище, видел негативные примеры, и это убеждало обоих в их правоте.

- К счастью, дядя по материнской линии - профессиональный певец, музыкант - выступал в театре и поддержал мое решение связать судьбу с искусством, - продолжает Муножат Абдувалиевна. - Помню, как молилась, чтобы родные разрешили стать певицей - ведь это было нечто большее, чем просто специальность. Без творчества не представляла своей жизни. И вот чудо свершилось. Старшего брата забрали в армию, дядя, приехавший на его проводы, остался у нас гостить еще несколько дней. Помню, как они сидели с отцом до утра и обсуждали мою дальнейшую судьбу. В итоге родители дали благословение. Это был лучший подарок!

Перед отъездом в столицу дядя сказал ей: найди достойного наставника и никогда не отпускай его, пусть он передаст тебе все, что только можно, а еще всегда дружи с тем, кто близок тебе духовно, с кем ты и сама будешь стремиться к лучшему.

- За годы учебы были выступления не только в столице и регионах страны, но и зарубежные поездки. Интересно, что традиционное пение уже на гастролях воспринимали в то время с большим восторгом, - говорит Муножат-апа. - Порой реакция зала была даже лучше, чем на родине. В 1984 году первый раз выехала в Иорданию. Тогда мое пение должно было сопровождать выступления танцовщиц. Это значило, что я буду исполнять не макомы, а только народные песни, так как первые тяжело воспринимать неподготовленным слушателям. И я начала петь "Муножат", "Тановор". Но в процессе поняла: публика готова к чему-то большему, серьезному. И тогда, вопреки установленной программе, принялась за макомы. Вы не представляете, что там началось! Зрители, а их было очень много - выступали в большом спортивном комплексе - стали хлопать в ладоши, затем топать ногами, свистеть… Нашему удивлению не было предела. Поначалу восприняли реакцию зала как невоспитанность, знак того, что выступление с треском провалилось. Позже выяснилось, что у них это было лишь проявлением восторга - своего рода традиция!

Самыми запоминающимися и сыгравшими большую роль в творческой судьбе Муножат-апы стали гастроли во Франции - в парижском Театре де ла Вилль. Его сотрудница услышала ее исполнение макомов во время визита в Узбекистан и решила популяризовать это древнее искусство у себя на родине. Та поездка, по словам певицы, открыла ей широкую дорогу к европейской сцене, дала возможность участвовать в престижных международных фестивалях в Италии, Голландии, Бельгии и других странах. Объездила почти всю планету, остались только концертные залы Австралии и Канады.

Собеседница рада, что сегодня в стране уделяется столь серьезное внимание развитию и популяризации народного творчества.

- Благодаря инициативе нашего Президента искусство макома получило второе дыхание и дальнейшее развитие, - говорит она. - Кроме того, распахнуты двери для начинающих исполнителей. Мы проводим встречи с молодежью не только в музыкальных, но и общеобразовательных школах, устраиваем там живые концерты. А еще участвуем в больших государственных мероприятиях, международном фестивале "Шарк тароналари", который дает путевку в жизнь новым талантам. Ежегодно отбираем по 15 человек из числа студентов консерватории для участия в нем. Для начинающих это большая школа, так как они соревнуются наравне с профессиональными певцами. Представьте, надо спеть на одном дыхании весь концерт! Такое достигается лишь серьезной подготовкой и упорным трудом. Шесть циклов шашмакома насчитывают свыше 250 инструментальных и вокальных разделов. Чтобы все это освоить, студенты инструменталисты и вокалисты посещают спецуроки. Послед­ним подбираем репертуар по возможностям голоса.

Музыка в целом и искусство макома в частности очень сложны, но Муножат Юлчиевой нравится то, что они тесно связаны с родной землей. Это исконно народное творчество, которое уже стало классикой. Слова здесь глубоко философские. Каждая строчка - словно отдельное произведение, имеющее законченный смысл. Вот почему это искусство никогда не устаревает в отличие от многих современных композиций.

- Считаю, в любом песенном искусстве, а особенно в макоме, должны обязательно присутствовать три составляющие, которые позволяют донести его до публики в полном объеме, - говорит народная артистка. - Это голос с нужным диапазоном, слова и, конечно же, музыка. В ансамбль обычно входят дойра, задающая ритм, рубаб, гиджак и дутар. Их могут дополнять или заменять чанг, най, сато, танбур.

И когда все звучит как надо, слушателю в любой стране мира не нужен перевод - душа сама воспринимает произведение. В этом случае диалог исполнителя со зрителем идет от сердца к сердцу.

Оксана Кадышева.
"Правда Востока". 

Опубликовано в газете "Правда Востока" в № 131 (29094) от 29 июня 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech