17 Июнь 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +23,4 °C

Страна в фокусе
9 Мая  2019 619

Невеста солдата

В память о погибших соотечественниках, пожертвовавших своей жизнью во имя мира и будущего потомков, горькой женской доли испытаний, публикуем материалы из архива газеты «Правда Востока».

Уютный, зеленый он, кишлак Кахрамон. Дома один к одному: с красивыми верандами, большими, весело смотрящими на улицу окнами.

Возле одного из домов секретарь совхоза Мамат-ака Эргашев дал знак водителю остановиться.

-  Зайдем, - предложил Эргашев.

Чтобы попасть во двор, надо было пройти через калитку в воротах, разрисованных сельским художником. Тут были герои русских и узбекских сказок, популярных мультфильмов.

- Детский сад?

- Можно и так назвать, - улыбнулся Эргашев.

Вошли во двор. Привлеченные шумом подъехавшей машины нас уже ждали с десяток ребятишек. Среди черноволосых головенок дошколят летним подсолнухом маячила головка девчонки.

Мамат-ака протянул ребятам горсть конфет. По тому, как быстро разобрали дети гостинцы, как весело гомонили они вокруг него, чувствовалось, что секретарь гость желанный.

Женщина пригласила в комнаты.

- Вот познакомьтесь, - сказал Эргашев, - это Ихлим-апа.

Хозяйка дома пожилая женщина. Доброе лицо, красивые глаза, тихая, словно журчащая речь.

За нами ручейками шмыгнули ребятишки. «Умывайтесь, ребята, и спать», - сказала им Ихлим-апа, и они послушно отправились в комнату, где в два ряда стояли кроватки.

Мамат-ака за дастарханом расспрашивал женщину о здоровье, интересовался, не нужно ли чего. Я было попытался завести разговор о детях.

- Счастливая вы бабушка. Сколько внучат.

Ихлим-апа промолчала.

- Знаете, кто эта женщина? - спросил Мамат Эргашевич, когда мы отъехали от дома.

- Судя по внукам, мать-героиня.

- Не ее это внуки, да и детей у нее нет, - вздохнул попутчик.

...В сентябре сорок первого Ихлим должно было исполниться восемнадцать. А после уборки хлопка - свадьба. Ее и Ахмеда.

Дома их отцов стояли рядом. Когда, в какой день и час родилась эта любовь? В кишлаке как-то не заметили, что Ихлим и Ахмед уже выросли. В один и тот же день молодые люди (Ихлим шел уже семнадцатый год, Ахмед был месяцев на десять старше) заявили своим родителям, что поженятся, когда настанет срок. Матери в слезы, отцы наотрез: «Нет!»

Рустам-ака был человек добрый, дочь очень любил. Отец Ахмеда - посуровее, парню пришлось и камчу отведать. В общем, с год и лаской, и строгостью пытались родители наставить детей на «путь истинный». Но Ихлим и Ахмед держались. Кончилось тем, что Рустам-ака и отец Ахмеда согласились: пусть будет так, как хотят дети.

Они любили друг друга и ждали радостного дня свадьбы. Но в августе сорок первого Ахмед с односельчанами ушел на войну. Поначалу попали в запасный полк в один из городков. А в начале 1942-го с маршевой ротой на фронт. Провоевал Ахмед три месяца, настолько хватило его солдатского счастья. Погиб под Харьковом.

В кишлак в ту пору часто похоронки приносили. Всем кишлаком оплакивали погибших воинов.

Пока шла война, родители Ихлим называли Ахмеда зятем: все надеялись, вдруг черная бумага неправду сказала.

Победой кончилась страшная война. Потекли годы. Ихлим уже почти двадцать пять. Не только отец и мать, и подросшие братья настаивают: выходи замуж, чего ждешь, с того света еще никто не возвращался. Молчит Ихлим.

Давно вышли замуж не только невесты, но и вдовы. А Ихлим - нет. Родители уже от нее отступились. Новые заботы появились: женить, выдавать замуж младших, внуки пошли.

Трудно было Ихлим. Весь кишлак относился к ней настороженно: годы прошли, а она все в невестах. Только мать Ахмеда (отец умер в войну) зазовет Ихлим к себе, обнимет, наплачется вдоволь.

Постепенно отношение к Ихлим стало меняться. Начальник второго отделения, к которому относится кишлак Кахрамон, Норали Юсупов вместе с Ахмедом воевал. Он первый при народе сказал: «Спасибо тебе, Ихлим, за верность памяти фронтового моего брата».

Построил совхоз невесте солдата дом в новом кишлаке. Жила, работала. Теперь на пенсии. Как-то незаметно, без подсказки устроила маленький детский сад. Женщины, что рядом живут, идя на работу, оставляют у нее своих ребят. Ихлим каждого накормит, спать уложит, для каждого у нее доброе слово. Дети души не чают в своей бабушке Ихлим.

- Видели, девчушка беленькая, - сказал Мамат-ака.  - Это Ленка, дочурка нашей медсестры Нины. Ихлим ее по-узбекски говорить научила, шепчутся, как подружки.

...Мы все же побывали на экспериментальном участке, куда уехали с утра. Собрались обратно.

- Какой дорогой поедем? — спросил секретарь.

- Поехали через кишлак Кахрамон, — сказал я. Еще раз захотелось взглянуть на эту удивительную женщину.

В. Нейбург.

Опубликованно в газете "Правда Востока" в № 107 (20181) от 9 мая 1983 года.

Похожие новости

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech