22 Июль 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +30,5 °C

Страна в фокусе
9 Мая  2019 628

Не вернулись домой сыновья

В память о погибших соотечественниках, пожертвовавших своей жизнью во имя мира и будущего потомков, горькой женской доли испытаний, публикуем материалы из архива газеты «Правда Востока».

На окраине кишлака Кызылрават есть дом, куда я спешу всякий раз, приезжая к своим родным. Еще в детстве частенько забегал со сверстниками в гости к бабушке Сайлихан. Всегда встречала она приветливо, угощала фруктами, сладостями. Только вот часто путала наши имена. Ахмада — Маматом звала, Юнуса — Дехканом. Мы удивлялись, спрашивали родителей, отчего такая странная бабушка Сайлихан?

— Подрастете — узнаете, — отвечали нам. Пришло время, когда поведала бабушка нам свою историю.

...Много разного было в ее жизни до 1939 года. Основные события — революция, рождение одного за другим трех сыновей. Четвертый, Иномжан, был приемышем, но об этом как бы забыли, до такой степени сроднился мальчик с этой семьей, ставшей ему родной. Хорошо и весело было в доме Мирсаидовых, подрастали помощники, работа так и кипела в их руках.

— Хорошие у тебя сыновья, Сайлихан, трудолюбивые, честные. Счастливая ты женщина, — с доброй завистью говорили соседки.

А в 1939-м пришло время служить в армии второму сыну, Мамату. Старший, Байхан, работал в органах милиции, и поэтому была у него отсрочка от службы. Стали приходить письма с Дальнего Востока. «Все хорошо у меня, успешно прохожу военную подготовку», писал Мамат.

И вдруг — письмо командира, принесшее черную весть: «Ваш сын погиб, защищая Родину».

Потом семья узнала, как это случилось. На границе японские солдаты устраивали вооруженные провокации, в одной из стычек с ними и погиб Мамат.

Наступил 1941 год. Время слегка затянуло рану. В доме готовились к свадьбе Дехкана. Но война не дала ей состояться. На вторую неделю после ее начала ушел воевать Дехкан. Со слезами провожала Сайлихан самого сильного и ловкого из своих сыновей, сурово хмурился муж Турсунбай.

Потянулись дни ожидания, пока не пришло первое письмо. «Жив и здоров, — писал Дехкан, — стал артиллеристом, изучаю боевую технику, ожидаю отправки на фронт».

Вслед за братом ушел на фронт Иномжан. Тяжелыми были его проводы. Еще была свежа память о смерти Мамата, еще не свыклись с отсутствием Дехкана. Ранним утром на сельской дороге страстно прижала мать к груди своего сына, не могла найти силы отпустить его.

Прошло какое-то время, Иномжан сообщал, что служит недалеко от Ленинграда. Потом писем не стало. Засобирался тогда старший брат Байхан. Заявление за заявлением писал он в военкомат с просьбой отправить на фронт. Байхана вместе с матерью и отцом провожала молодая жена с крошечной дочуркой на руках. Лишь через 4 месяца пришло от него первое письмо. Писал Байхан, что назначен командиром подразделения, здоров, беспокоится за родных: как они справляются без помощников? А от Дехкана и Иномжана писем все не было.

В один осенний день, придя с поля, увидела Сайлихан ожидавших ее председателя сельсовета, соседей. Поняла сразу, беда. «Кто?»... — едва сумела спросить пересохшими губами — «Дехкан погиб в боях за Киев».

Заплакала мать, не скрывали слез отец и соседи. Байхану не стали сообщать печальную весть. Только в каждом ответном письме просили, чтобы был беспощадным к врагу.

Прошел еще один год войны. С декабря 1941 так и не было вестей от Иномжана. Байхан воевал на территории Польши, уже близко была победа, уже ждала мать сыновей домой...

Она ждала их без малого 38 лет. Не было похоронок на них, не было больше и писем. Где-то под Ленинградом, должно быть, сложил голову Иномжан, возможно, в одной из братских могил лежит в Польше и Байхан.

Вряд ли существует на земле мера, которой можно было бы измерить материнское горе. Вряд ли есть такая сила, которая может заставить поверить в смерть сыновей, если никто не может подтвердить ее.

Наша бабушка недавно умерла, прожив 99 лет. Она была одной из долгожительниц кишлака и, помнится, часто приговаривала, что согласна умереть, только увидев детей.

Надежда давала ей силы. С волнением останавливаюсь у памятника «Скорбящая мать» на Привокзальной площади. Памятник напоминает мне бабушку Сайлихан, словно вышедшую встречать своих сыновей.

А. Мирзаахмедов.
Зав. отделом истории Намангансного областного краеведческого музея.

Опубликованно в газете "Правда Востока" в № 107 (20181) от 9 мая 1983 года.

Похожие новости

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech