05 Декабрь 2020

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +0,6 °C

Культура
18 Дек  2018 13082

Андрис ЛИЕПА: "В Ташкенте - уникальная атмосфера"

В ожидании чуда шли наши зрители на ташкентскую премьеру двух легендарных балетов - "Жар-птица" Игоря Стравинского и "Шахерезада" Николая Римского-Корсакова. Поклонники классики с нетерпением ждали постановок, созданных когда-то для знаменитых дягилевских сезонов в Париже, 110-летие которых отметят в следующем году. Тем радостнее, что с декабря они прописались и в репертуаре Государственного академического Большого театра имени Алишера Навои. Поставил оба мастер сцены с мировым именем - народный артист России Андрис Лиепа, служивший ведущим солистом московского Большого театра, Мариинки и Американского театра балета, выступавший в миланском Ла Скала, Парижской опере и других престижнейших театрах мира, а после возглавивший "Кремлевский балет".

Первый показ сопровождался аншлагом и овациями в адрес прежде всего балетмейстера, а также всего творческого состава. Не могла не впечатлить замысловатая хореография, особенно в массовых сценах, когда несколько десятков артистов параллельно исполняли разные па, складывавшиеся в единый рисунок. Все ожидания превзошли красочные декорации, костюмы и выверенная игра симфонического оркест­ра. И, конечно, публика оценила способности заслуженной артистки Узбекистана Надиры Хамраевой (Жар-птица), дебютировавшей в главной роли Ситоры Хисматовой (Царевна Ненаглядная Краса), Улугбека Олимова (Золотой раб), Мадины Юсуповой (Зобеида) и других солистов.

О том, как шла работа над балетами, рассказал сам Андрис ЛИЕПА.

- Почему в качестве ваших первых постановок в Ташкенте выбраны именно "Жар-птица" и "Шахерезада"?

- С этих двух шедевров, поставленных Михаилом Фокиным в 1910 году в парижской Гранд-опера, началось триумфальное шествие русского балета по Европе и всей планете. Сегодня его высоко ценят в мире. Но когда Дягилев впервые показал оба спектакля, они воспринимались сродни фантастическому явлению. Гастролеры произвели просто неописуемый эффект - разорвавшейся бомбы. Парижане никогда не слышали подобной музыки, не видели таких декораций - все в русском стиле - и были в полном восторге.

Мне очень нравится это сочетание русской и восточной сказок, абсолютно непохожих по пластике. Такое впечатление, что их создавали два разных хореографа. К тому же Стравинский был учеником Римского-Корсакова, так что в соединении их творений есть и своего рода преемственность поколений.

С детства мечтал восстановить оба балета, а также "Петрушку" Стравин­ского. Получилось сделать это в 1993 году в Мариинке. Реконструировать хореографию и сделать собственную авторскую версию удалось благодаря знакомству отца с сыном Фокина и моему - с его внучкой, которая и предоставила нужные материалы из архивов, включая бесценные видео репетиций ее деда. Сохранился и его клавир с личными пометками. Затем я ставил эти произведения около двадцати раз по просьбам многих театров России, Франции, Италии и других стран.
С удовольствием отозвался и на приглашение ташкентского ГАБТа, поддержанное генеральным спонсором - компанией "Лукойл Узбекистан Оперейтинг Компани". Работу над спектаклями здесь мы начали накануне государственного визита Президента Владимира Путина, что символично - сейчас отношения между нашими странами выходят на новый уровень. Это великие произведения искусства, объединяющие культуры.

Оба спектакля идут на сцене больше ста лет, в Мариинке моя версия - с 1993 года. Нас не будет, а они продолжат жить. Любой театр мира может ими гордиться, они востребованы. К сожалению, могу констатировать, что, когда приходил посмотреть на работу труппы ГАБТа на некоторые репертуарные спектакли, в зале бывало много свободных мест. А на оба премьерных показа "Жар-птицы" и "Шахерезады" в Ташкенте все билеты раскупили. Значит, они привлекают публику. Хотя артисты те же самые, мы не привезли из-за рубежа суперзвезд, но зритель хочет смотреть новинки, тем более спектакли с такой историей. Такие постановки нужны, чтобы повысить интерес, чтобы люди шли в театр.

Отмечу, что ташкентская публика увидела в моей версии те же спектакли, которые больше века назад покорили Францию - и хореографию, и сценографию, и наряды. Например, сделанные для парижской премьеры поразительные по красоте декорации Александра Головина оказались настолько крупными, что Дягилеву не удалось вывезти их в другие театры, и он заказал новую версию Наталье Гончаровой. Оригинальные же утеряны. Я нашел эскиз автора в запасниках Государственной Третьяковской галереи, а художник Анатолий Нежный представил точное воспроизведение. То же с костюмами "Жар-птицы" - все придуманы Головиным, кроме нарядов главных героев. Их, как и оформление "Шахерезады", создал Леон Бакст. А занавес к послед­ней выполнен по эскизам знаменитого живописца Валентина Серова. И все это есть теперь в вашем театре и замечательно смотрится на сцене.

Костюмы сложные с точки зрения вышивки и формы, однако почти все они изготовлены в самом ГАБТе. Взял на себя смелость заказать в Москве пачку Жар-птицы, потому что до сих пор жива мастер, делавшая ее к премь­ере в Большом театре в 1993 году - для народной артистки России и Грузии Нины Ананиашвили. А маску Кащея привезли из Минска, где есть потрясающий скульптор, умеющий работать с латексом. По этим оригиналам здесь создадут пачки и маски для всех последующих исполнителей.

- Насколько справилась с материалом наша труппа?

- Когда работал у Михаила Барышникова, услышал от него выражение: "Я в таком возрасте и положении, когда могу себе позволить не делать того, чего не хочу". Если бы я не хотел работать здесь, с вашими артистами, то нашел бы сто пятьдесят отговорок. Сознательно приехал сюда, зная, что в Ташкенте выступал мой отец, что в Узбекистане много людей, которые знают нашу семью не понаслышке. Хотелось продолжить эту историю.

Жаль, что в силу возраста сам танцевать уже не могу, хотя когда-то выступал в главных партиях и в "Жар-птице", и "Шахерезаде". Потому делюсь с новым поколением опытом, всем, что знаю, что пройдено этими ногами и пережито сердцем. В подготовке спектаклей участвовал также в качестве ассистента балетмейстера Игорь Пиворович - декан хореографического факультета Московского государственного института культуры, заслуженный артист России, а также Фарух Рузиматов - новый худрук балета ГАБТа, народный артист России. Давно дружим и работаем вместе с ним. Приходя на репетиции, он ни секунды не мог стоять спокойно, тоже давал советы и поправлял, если солисты что-то делали неправильно. Думаю, мы оказались в нужном месте в нужное время. Трудиться в ГАБТе было очень интересно. Здесь благодатная почва для творчества, коллектив жаждет учиться, что встречается не всегда. Нам обоим повезло работать с уникальными людьми, легендами мирового балета, лучшими артистами и постановщиками, потому есть чем поделиться. И ваша молодежь это чувствует.

Начали готовить пять составов, не выбирая заранее участников премьеры. То есть всем артистам дали равный старт и использовали эту конкуренцию, чтобы уже накануне сдачи понять, кто лучше себя проявил. Очень хотелось, чтобы ребята почувствовали удовольствие от обмена энергией - давали ее со сцены зрителям и чувствовали, как зал "зажегся". Это новая для них хореография и пластика, которую они выучили за месяц с небольшим. Пытаясь перенять ее, трудились с огромным энтузиазмом, под впечатлением от удивительного балетного рисунка Фокина, музыки Стравинского и Римского-Корсакова. Технически это очень сложные партии, через них прошли все ведущие солисты российской сцены - Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский, Рудольф Нуреев, мой отец Марис Лиепа. Фарух Рузиматов в свое время был лучшим исполнителем Золотого раба.

Уже с первых дней заметил, как ташкентские артисты на глазах начинали преображаться и откликались на материал. А ведь в плане репертуара ноябрь был у них сложный. Шло много спектаклей, не было возможности освободить две-три недели, чтобы работать только над премьерой. Каждый день артисты с утра репетировали "Жар-птицу" и "Шахерезаду", а вечером выступали в других постановках. Меня поразило, например, отношение к роли Надиры Хамраевой. Отсюда и результат. Когда-то "Жар-птица" ставилась на Карсавину, но в день премьеры у меня было ощущение, что мы ставили его только на Надиру - так замечательно она выглядела на сцене, так играла.

Оба спектакля - на вырост. Подобные роли дадут хороший толчок развитию вашей труппы и всего коллектива. Чем больше исполняешь классики, тем выше твой потенциал как профессионала. Мы считали, что оркестру будет очень сложно освоить партитуры Стравинского и Римского-Корсакова - два сложных симфонических произведения, ставших проверкой для музыкантов. Молодой талантливый дирижер Бобомурад Худайкулов ходил на все репетиции, оркестранты постарались, и вы видите, насколько выросло качество игры! Если не давать артистам и музыкантам такую возможность, то не будет движения вперед.

Кстати, смотрел в вашем театре спектакль о другой сказочной птице, но уже из восточных преданий - "Хумо". После "Жар-птицы" артисты станут по-другому танцевать и эту партию, так как здесь надо активно работать руками, передавать любое дуновение ветра и словно изнутри стать птицей.

- Не было ли у вас после первого показа ощущения, что не хватает убедительной актерской игры?

- По первому судить нельзя. Только на пятый можно сказать, что спектакль сложился. К тому времени у артистов и сформируется видение ролей, они целиком прочувствуют хореографический текст и сделают его своим, поймут, как актерски наполнить и работать с реквизитом. Часть его, кстати, пришла только утром, накануне сдачи, поэтому труппа даже не могла заранее опробовать некоторые вещи. Тогда же они впервые играли в зале с публикой. Никакое количество репетиций этого не заменит. Роль начинает жить, а спектакль рождается только тогда, когда приходит первый зритель.

У меня в сольной карьере тоже были случаи, когда после первого спектакля советовали где-то прибавить, после второго - убавить, и так далее. Нужно научиться ощущать эту разницу температур и работать в нужном диапазоне. Теперь уже, будучи постановщиком, сам должен выступить… как, если провести аналогию, настройщик рояля. Если он расстроен, то ни одну мелодию правильно не сыграет даже такой виртуоз, как Денис Мацуев. Все будет фальшиво. А после настройки он начнет звучать как надо. И в мои обязанности входит настроить каждого артиста, дать ему определенное актерское наполнение. Постараюсь сделать все, что от меня зависит. Буду в театре и 18 декабря, когда выступит второй состав - тоже очень интересный, и обязуюсь приехать на пятый показ. Тогда получится проследить творческую эволюцию.

Если мы "дотянем" постановки, то смогу выезжать с ними на гастроли с артистами ГАБТа. Оба спектакля достаточно мобильные и демонстрировались на лучших сценах мира, включая нью-йоркский театр "Метрополитен-опера", лондонский "Ковент-гарден", токийский "Бунка Кайкан". Они хорошо собирают публику - везде встречают полные залы.

- Какое впечатление произвел на вас Узбекистан?

- Папа - народный артист бывшего Союза Марис Лиепа - учился вместе с Бернарой Кариевой, ставшей впоследствии примой вашего театра и тоже народной артисткой. Он не раз танцевал здесь и привозил домой добрые воспоминания, а еще вкуснейшие фрукты! Потому я так рад тоже приехать сюда.

В Москве живу в здании, построенном, как и ГАБТ имени Навои, по проекту знаменитого архитектора Алексея Щусева. И в этих стенах чувствую себя как дома. А во время поездок по Ташкенту открыл для себя потрясающий, очень чистый город, дружелюбных и гостеприимных людей. Здесь сохранилась уникальная архитектура и атмосфера.

Для продолжения сотрудничества есть проекты, которые мог бы предложить театру. Очень хотелось бы поработать над классическим балетом XIX века, тем более в этом году отмечается
200-летие со дня рождения великого хореографа Мариуса Петипа, создавшего такие балеты, как "Лебединое озеро", "Дон Кихот", "Спящая красавица". Все названные идут в вашем
ГАБТе, а я бы взялся за то, чего сейчас нет. Думаю, было бы здорово и интересно.

Записал

Рамиль Исламов.

 

Похожие новости

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech