USD = 8069.29 SUM   EUR = 9403.14 SUM
Ташкент

Шавкат Каримов: Ислам Каримов был великий труженик

Дата публикации: 17 10 2017

Директор Республиканского специализированного центра хирургической ангионеврологии, академик Академии наук Республики Узбекистан и Российской академии наук, доктор медицинских наук Шавкат Каримов поделился своими воспоминаниями о Первом Президенте Узбекистана Исламе Каримове. Публикуем расшифровку его видеоинтервью, опубликованного Фондом имени Ислама Каримова.


- Говоря о личности Ислама Абдуганиевича, я бы сразу обозначил очень серьезную планку: во-первых, это выдающаяся личность, которая приходит в историю крайне редко. Человек, которому судьба дала свершить то, о чем мечтали многие поколения: добиться независимости Узбекистана. Он сумел в самый сложный период - а мне пришлось работать министром здравоохранения при Союзе и долгие годы уже в пору независимости - вот в этой «кутерьме», когда каждый день стоял вопрос, будет существовать государство Узбекистан или нет, твердо держать в руках руль. Он вывел Узбекистан из такого критического состояния и обеспечил, будучи 25 лет Президентом, мирное небо над нами.

Посмотрите телевидение и услышите, что творится в мире, а ведь Узбекистан считается одним из самых надежных государств, где люди могут жить спокойно. Это был человек ясного ума, человек, который очень четко представлял себе философию жизни. А это не каждому дано. Это был человек исключительного мужества. Мне лично пришлось участвовать в таких событиях, когда он сказал: «Я свою жизнь посвятил Узбекистану и готов за него отдать свою жизнь». Это было сказано не ради красного словца. Это было в те дни, когда разъяренная толпа стояла в Намангане и среди них было много вооруженных людей. Он ясно сказал:  «Я законно избранный президент, вы можете меня убить, я этого не боюсь, но жизнь я посвятил Узбекистану и готов отдать ее за свою страну». Здесь  очень большая предыстория, но <достаточно вспомнить> тот факт, что он уехал ночью <из Намангана>, а некоторые силы, которые хотели разрушить Узбекистан и создать исламское государство, говорили: «Нет, он не приедет, он побоится сюда приехать». И в 6 утра он прилетел обратно в Наманган и с 2-3 помощниками прорвался через эту ревущую толпу, а она была с десяток тысяч - не меньше. Он прошел в центр и завязался прямой диалог. Он ни слова не уступил, и он был, конечно, человеком, который владел аудиторией. И когда наступил критический момент, он сказал: «Знаете что? Вы все потеряли голову». Толпе, среди которой стоят вооруженные люди, которые хотят перевернуть Узбекистан! Он продолжил: «Если среди вас осталось человек десять, которые еще что-то соображают, давайте зайдем в помещение и поговорим», и они зашли в здание хокимията, там поговорили и потом вышли. Ислам Абдуганиевич <обратился к толпе>: «Я все им сказал, они вам расскажут», сел в машину и уехал. Вот такой это был мужественный человек.

Мне пришлось видеть  его в таких, я бы сказал, катастрофических ситуациях, как в городе Бука, когда трудно было понять, что творится. На моих глазах он вскочил на лошадь, в руках – мегафон, и начал говорить с людьми. Он умел успокаивать людей. Потом, когда ему сказали: «Ислам Абдуганиевич, вы прекрасно ездите верхом», он ответил: «Я впервые сел на лошадь» – вот такая концентрация воли и силы. Он в такое непростое время сумел создать такое государство. У нас, к сожалению, рядом не Бельгия, а Афганистан, там дальше не Франция, а Пакистан. Я ничего плохого не хочу о них сказать, но мы же видим, что там творится. И поэтому в этих условиях <непросто> суметь создать систему, не какие-то указания, а систему. Он говорил: «Вот в Италии после войны 50 правительств сменилось, а Италия как существовала, так и существует. Почему? Потому что там создана система, а личности, которые приходят, могут как-то влиять, но система все равно работает». И еще он говорил: «Нам нужно создать систему , чтобы государство не зависело от личностей, от каких-то желаний, а система работала» – вот это было его кредо.

В нем было неистребимое чувство физического совершенства человека, и несмотря на то, что у него годы были солидные, он всегда держал <хорошую> физическую форму. Вот такой пример. Это было за пределами города, мы шли пешком по холмам, и вдруг он говорит: «Ты в состоянии подняться на холм?» Я ответил, что, наверное, смог бы. Он спросил: «Почему так неуверенно говоришь?» <…> И вот мы пошли все вместе - нас было несколько человек. Я достаточно спортивного склада был тогда, и начал чувствовать, что у меня проблемы начинаются с дыханием. А он шел впереди, а я подумал: стисну зубы, потому что ему было нисколько не легче. И вот мы поднялись на вершину холма, и он сказал: «И вот теперь посмотри  - как красиво все».  Я говорю: «Ислам Абдуганиевич, посмотрите вниз, откуда мы поднялись». На что он ответил: «Никогда не оглядывайся назад, смотри только вперед» – вот он такой был человек. Он даже не показал нам, что совершил такой серьезный поступок. Никогда не делал ничего наполовину. Если он делал что-то, то делал все до конца. Он был максималист во всем: на работе, везде. Этот максимализм, я думаю,  ему помогал сделать вообще в жизни много серьезных дел, и я могу уверенно сказать, что он много работал над собой. <…> Непростые ситуации давали ему информацию, а он со своим аналитическим умом это просматривал и создавал стратегию и направления. Вот в этом он тоже, конечно, был неповторимым человеком.

Я помню, как-то он сказал, что нам надо строить больше стадионов, чем больниц. Знаете, это образное выражение. Он был за здоровый образ жизни, всегда был подтянутым. Но он говорил: «К сожалению, у меня сидячий образ жизни, приедешь утром, смотришь, а уже пять часов и обед прошел, а я все еще сижу на стуле, люди приходят и уходят». И мы тогда говорили: «Ислам Абдуганиевич, надо обедать вовремя, надо двигаться, какие-то спортивные снаряды должны быть под рукой». Он при первой же возможности вставал на тренажер на 10-15 минут, чтобы разогнать кровь. Все это было направлено на сохранение высокой работоспособности, и он это знал, и спортом занимался и ЗОЖ соблюдал не ради здоровья, а ради высокой работоспособности. К сожалению, мы не могли ему внушить, что ЗОЖ нужен, чтобы получать радость от жизни. У него было кредо – надо быть в форме, чтобы сохранять высокую работоспособность.

Самое главное влияние его на меня - смотреть на мир несколько по-другому, несколько шире… смотреть не около своего носа и видеть, как обыватель, а видеть процессы какие-то, и второе - вопрос работоспособности. Он был великий труженик. Всегда приходил раньше всех, уходил позже всех, и вот этим он показывал пример. Благодаря ему у нас гордость за Узбекистан стала выше. Он всегда любил жизнь. <…> Спрашивал: «Как вы себе представляете Узбекистан через 20 лет?» И когда мы начинали говорить, он нам некоторые коррективы вносил, где считал главным: чтобы люди жили зажиточно, чтобы люди ездили по всему миру и были удовлетворены жизнью.

Чем больше будет проходить время, тем больше будут люди ценить то, что он сделал для Узбекистана.  Без сомнения, он займет достойное место в истории Узбекистана.

Источник: Фонд имени Ислама Каримова.

Текст подготовила Азиза Исламова.

Количество просмотров

151