21 Июль 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +41,2 °C

Культура
23 Мая  2019 5174

Их имена вечно будут звучать в степи

Когда под сводами театра зазвучал древний степной эпос "Кырк кыз" под аккомпанемент столь же старинных музыкальных инструментов и видеоряда с места далеких от нас событий, не сразу удалось избавиться от ощущения диссонанса между традиционным народным искусством, требующим простора, и строгими рамками академической сцены. Однако вскоре это чувство прошло, во многом благодаря новому формату презентации героической истории.

Постановка - пример новой волны в арт-сфере, для продвижения которой в Ташкенте решили открыть Центр современного искусства. Его появление, ставшее приятным сюрпризом и для деятелей творчества, и широкой публики, - одна из инициатив Фонда развития культуры и искусства, созданного постановлением Президента от 16 октября 2017 года. Первые проекты ЦСИ - показ "Кырк кыз" ("Сорок девушек") и выставка "Кургон чирок" ("Свет на холме"), автор которых - режиссер и видео­художник Саодат Исмаилова. Нашей публике хорошо знаком ее брат - тоже художник Бабур Исмаилов, а она более известна за рубежом. Выпускница Государственного института искусств и культуры Узбекистана продолжила обучение в Италии, а последнее десятилетие живет между Ташкентом и Парижем. Ее работы презентовали на 55-й Венецианской биеннале современного искусства и 64-м Берлинском международном кинофестивале, в крупных учреждениях культуры Германии, Франции, Норвегии и США.

Нынешняя экспозиция заняла несколько помещений центра. В полумраке огромного главного зала демонстрируют три видеоинсталляции, в одной из малых комнат - видеопрощание с исчезнувшим полвека назад туранским тигром "Заколдованный". Атмосферный подвал-лабиринт отдали под проект "Бессмертные письма": там расставлены световые трубки в виде букв согдийского языка, считающегося мертвым с XI века, и зачитываются письма на нем, отправленные столетия назад некой девушкой родне с просьбой о помощи. Их всех объединяет нестандартное сочетание визуального ряда, звуков, мелодий и текста. Непосвященному непросто вникнуть в их содержание или оценить логичность построения, однако тут важнее эмоциональный отклик.

А столичная премьера "Кырк кыз" в Большом театре напомнила о недавнем первом Международном фестивале искусства бахши. Два случая обращения к истокам, фольклору. И какие результаты! Менее чем за полтора часа авторам и исполнителям удалось донести всю красоту и глубину многослойной легенды о тех, чьи имена будут вечно звучать в степи. Поразительно, какие простые, но меткие выражения, сравнения, описания нашли в древности народные сказители! Они звучат свежо и теперь. И можно только догадываться, насколько еще более выразительной вышла бы постановка, удайся изначальный замысел-мечта: показать ее прямо на фоне крепости Кырк-кыз.

Как появились проекты и что в них вкладывал автор? Об этом - беседа с самой Саодат ИСМАИЛОВОЙ.

- Что вдохновило вас на создание "Кырк кыз"?

- Написанная около двух тысячелетий назад каракалпакская поэма о юной отважной девушке-воине Гулаим и ее подругах, защищавших землю от иноземных врагов. Но сама постановка олицетворяет более широкую идею - о присутствии 40 девушек в фольклоре Центральной Азии. Предания о них есть у разных народов почти во всех странах региона.

Во время работы над своим первым полнометражным художественным фильмом "Сорок дней молчания" ("Чилла") заинтересовалась сакральностью числа сорок, которое встречается повсюду: в быту, духовных ритуалах, материальной культуре региона. Всплывали так или иначе связанные с ним мифы, святые места, архитектурные памятники. Самое удивительное, замечала нечто необъяснимое в глазах людей, стоило только спросить их о "Сорока девушках". В такие моменты чувствовала себя свидетелем того, как проявляется коллективная память, передаваемая через поколения, это завораживало. Тогда же в одной из букинистических лавок попалась в руки поэма в переводе на русский язык Арсения Тарковского, удостоенного за это Государственной премии Каракалпакстана. Большое значение имело то, что это отец такого великого режиссера. Впечатление произвела также архитектура крепостей Кырк-кыз в Каракалпакстане, Сурхандарье и Бухарской области.

Однако надо отделять представления о поэме и самой легенде. Для меня первая - часть художественной формы, которая вырастает как ветвь из ствола древнего древа второй - коллективной памяти. Так вот, спектакль берет свою силу из основного ствола-легенды, слегка опираясь на ветку-поэму. Не претендую на постановку эпоса, обладающего линейным сюжетом об определенном периоде и исторических персонажах, семейных отношениях и общественно-бытовом укладе. Проект, скорее, интерпретация сказания. Постаралась передать его так, как бы нашептала внучке перед сном.

Если прежде создавала видеоработы, то здесь сложно объяснить, что получилось: кроссдисциплинарный и мультимедийный спектакль, концерт или…? Для меня это абсолютно новая форма, ведь в театре работа живая, каждый раз произведение начинает жить по-новому. Испытывать эти эмоции очень здорово.

- Кто участвовал в подготовке постановки?

- То, что увидели зрители, - верхушка айсберга. До премьеры три года искали девушек по всему региону, отобрали семь талантливых носительниц древней культуры, работать с которыми - огромное счастье. Полтора года шло их обучение. Обсуждали не только саму историю и музыку, но и перемещения по сцене, взаимодействие народных инструментов, которые до прошлого века не звучали в таких залах. Когда подготовили либретто с Улугбеком Садыковым, стало ясно: нужен композитор, который выстроит единое произведение. Обратились к Дмитрию Янов-Яновскому - автору музыки к более чем 20 фильмам и ряду спектаклей, лауреату ряда международных наград, с которым всегда хотела сотрудничать. Вместе учились работать с традиционным материалом: осторожно, внимательно и с огромным уважением. В мелодиях, тонах и гармониях нет европейской обработки - все аутентичны. Они не должны восприниматься экзотично, каждая нота звучит не просто так. Поэтому тут нет, скажем, макома - его нельзя смешивать с чем-либо, это отдельная вселенная.

Когда нашли композиционное решение, при поддержке Фонда развития культуры и искусства начали съемки в степях Каракалпакстана - посреди лета! На роль Гулаим пригласили Айсанем Юсупову, студентку Государственного института искусств и культуры Узбекистана. Мой муж Карлос Казас снял видеоряд, костюмы создала Хилола Шер, декорации - Камилла Курманбекова из Казахстана, свет - художник Северин Реим из Франции. Собралась очень теплая, дружелюбная команда.

В постановке друг друга сменяют каракалпакский, узбекский, казах­ский и кыргызский языки, разные манеры исполнения - от ферганской школы женского вокала до горлового пения. То же касается инструментов. Среди них - древний кобыз, напоминающий звучанием человеческий голос, звонкий каракалпакский дутар, гирджек, домбра, жетыген, чопо чоор и другие.

- В прошлом году спектакль представили в США и Франции. Как его восприняли?

- Премьера состоялась в легендарном Театре Харви Бруклинской академии музыки, где когда-то Питер Брук представил адаптацию индий­ского эпоса "Махабхарата". В Америке также устроили в университетах семь презентаций о культуре и музыке Центральной Азии с мастер-классами и сессиями вопросов-ответов. А в Париже постановку давали четыре дня в Театре Леви-Стросса в Музее на набережной Бранли. Показы прошли успешно, в залах не было свободных мест, некоторые зрители приходили по нескольку раз. Спектакль никак не адаптировали под публику, такой вопрос даже не рассматривался.

Но стоял вопрос, как постановку воспримут на родине эпоса и сопровождающей его музыки? Ведь у нас есть устоявшиеся стандарты восприятия таких произведений. А здесь история представлена совсем в ином варианте. У меня не было четких ожиданий перед премьерой. Главное - желание поделиться традиционным искусством в современном формате, показать, что в нашем наследии есть что любить и чем восхищаться.

- Расскажите о замысле выставки "Кургон чирок".

- Первое слово в названии не нуждается в переводе и часто ассоциируется у нас с древностью, тайнами предков. "Чирок" - "свет", но одновременно это и название старинного ритуала. Он связан с зажиганием свечей и светильников, символизирующих связь с предками. И этот образ света как связи мне очень близок.

В экспозицию вошли выборочные видеоинсталляции последних пяти лет, отражающие идеи вертикальности, левитации, наслаивания как времени, так и конкретных форм. Среди работ - "Зухра", что была представлена на Венецианской биеннале, "Два горизонта", снятая на родине знаменитого сказителя Коркута - Байконуре, "Шепот Окса" - о традиции выговариваться воде.

- Выставка стала первой в новом Центре современного искусства. Как вы оцениваете его создание в Ташкенте?

- Современному искусству не дать одно определение, оно разное и требует усилий для понимания, однако должно быть в любом государстве. Процесс его осмысления займет время, для этого нужно просвещать аудиторию, чему и поможет ЦСИ.

Знаю, что у гостей республики часто возникал вопрос: "Есть ли такое учреждение в Узбекистане?" И теперь оно появилось. Значимое событие, и к нему стоит привлечь внимание людей из разных стран мира. Тем более Центральная Азия - терра инкогнита, нераскрытый, наполненный бездонный сундук, который в свое время породил и вырастил высокоразвитые цивилизации, объединяя различные этносы, религии и культуры. Это пространство и есть мой хребет, моя сила и индивидуальность. Эта земля настолько щедро насыщена, что впереди нас ждет еще много творческой работы. С уверенностью могу сказать, что за рубежом интерес к художественным проектам из Узбекистана, да и всего региона очень велик.

- А нужно ли повышать интерес нынешней молодежи к культуре и как?

- Это важная задача, так как искусство - духовное выражение страны и ее визитная карточка на международной арене, один из немногих способов остановить время и оставить после себя что-то очень ценное. Оно воспитывает в людях толерантность и взаимопонимание.

Тут важна выстроенная стратегия. Нужно проводить как можно больше выставок, концертов, а также ретроспективы, кинофестивали, биеннале, конференции, лекции, встречи, аналитические дискуссии. А молодым профессионалам сферы необходима востребованность, небольшие гранты для реализации проектов.

- Что бы вы порекомендовали тем, кто делает первые шаги в творчестве?

- Прислушиваться к внутреннему голосу, исследовать свои темы, не полагаясь на общий поток или мнение, а пытаться собрать как можно больше информации. И не останавливаться или сдаваться, не ждать, пусть будут неудачные работы, но они чему-то обязательно научат. Так и кристаллизируется мышление. Принимать критику, ведь конструктивные замечания - самое ценное, что можно получить от зрителя.

Не браться за проекты из-за заработка, иначе это превратится в ремесло, а делать все с одержимостью и верой. Если есть возможность - путешествовать, выходить из зоны комфорта. Узбекистан - огромная страна, контрастная и удивительная.

"Впервые оказавшись в Узбекистане около десяти лет назад, сразу понял, насколько это уникальное место. Корни страны уходят глубоко в прошлое. Саодат Исмаилова стала прекрасным культурным посланником этого мира. Она не только сохраняет свою национальную идентичность, но и помогает развитию региона. Помню, как я познакомился с ней. Одна из комнат в ее квартире была оформлена как юрта. Меня это очень тронуло. Увидел самобытного художника, который глубоко чувствует историю, музыку, письменность и другие формы культурной памяти, постоянно находится в поиске новых историй и идей. Она использует преображающую силу искусства, чтобы рассказать прекрасные истории об удивительном регионе, в котором она родилась и выросла".

Андреа Лиссони,
старший куратор галереи "Тейт Модерн" (Великобритания).

Рамиль Исламов.

Опубликовано в газете "Правда Востока" в № 105 (29068) от 23 мая 2019 года.

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech