07 Декабрь 2019

00:00:00 (GMT+5)

Ташкент +8,5 °C

Интервью
18 Дек  2018 2932

Верит ли слезам Ташкент?

Он сыграл более ста ролей, но известен прежде всего как режиссер. Оно и ясно: Владимир Валентинович стоит за воистину культовыми лентами: "Розыгрыш", "Любовь и голуби", "Ширли-мырли" и, конечно, "Москва слезам не верит", удостоенная премии "Оскар". О своей судьбе, кинематографе вчера и сегодня, коллегах по цеху, современниках и многом еще народный артист, лауреат Государственной премии России Владимир Меньшов рассказал на творческой встрече, прошедшей в столице в рамках кинофестиваля "PROlogue".

 Вы стали почетным гостем фестиваля. Каково ваше мнение о нем?

- Помню Ташкентский международный кинофестиваль, который был значимым и серьезным событием. Замечательно, что Узбекистан и сегодня поддерживает наше искусство. Если организаторы готовы находить и "вытаскивать" хорошее кино, это прекрасно.

Вообще можно уверенно говорить о том, что Восток крепчает. Недавно был на кинофестивале в Пхеньяне, куда привезли достойные фильмы. Сделал тогда вывод, что рынок захватывает Китай. Они научились у американцев и сейчас демонстрируют это. Кстати, обе наши страны могут на их опыт обратить внимание.

- Вас называют человеком, который открыл русскоязычное кино Западу, сломал некую невидимую стену. Как вам это удалось и с чего все начиналось?

- Не столь восторженно оцениваю собственное творчество. Всегда были неплохие фильмы, ориентировался на многие из них, снимая свое кино. Особенно силен кинематограф 1930-х. Великолепные и умные гражданские комедийные фильмы. На некоторые люди шли чуть ли ни с плакатами. Про многие из них можно сказать, что создатели попали в сердце нации.

Рос на комедиях Григория Александрова, во время просмотра которых сдержать смех невозможно. А вот профессиональное взросление пришлось на новую волну 1950-х. Тогда кинозалы оказались единственным окном в мир. Телевизоры могли позволить себе единицы, а так все круглый день слушали радио и как на праздник ходили в кино. Еще на меня большое влияние оказал итальянский неореализм, где показывали разруху, но с таким вкусом, в таком ракурсе, что не насмотреться и хочется еще.

Набрав весь этот багаж, подошел к созданию фильмов. При том ни секунды не думал делать что-то обличающее, за что частенько меня костерили, как ни странно. А дальше случилось чудо: картину "Москва слезам не верит" народ принял и понял, ее номинировали на "Оскар". Тогда в номинации "Лучший фильм на иностранном языке" было представлено пять фильмов. Помимо меня, молодого и никому не известного, участвовали Акира Куросава, Франсуа Трюффо, Карлос Саура, Иштван Сабо… В общем, все понимали, кто в этом стройном ряду аутсайдер. Меня даже не отправили в Америку.

Церемония должна была пройти 30 марта. Все пытался "поймать" ее по телевидению или радио, но на утро выяснилось, что состоялось покушение на Рейгана, и из-за этого ее перенесли на день. Вручение прошло 31 марта, а учитывая разницу во времени, у нас уже наступило 1 апреля. Когда телефон начал разрываться от звонков с поздравлениями, решил, что это шутка, при том - достаточно глупая.

- Вы сняли столько успешных картин, а хотели бы Вы подарить им продолжение?

- Скажу сразу, предложения были, но лично я отрицательно отношусь к подобным идеям. Что нового можно сказать? Взять "Москву…", на которую у меня разделены права с автором сценария - Валентином Черных, написавшим книгу об этом фильме. Если честно, сам ее не читал даже. Все эту историю знают, героев ее любят, а продолжение может только убить эффект. Подтверждений этому полным-полно. Вспомните "Иронию судьбы". Но ведь есть у картины некая законченность. Звучит фраза: "Я так долго тебя искала", по экрану катятся титры. Задумка была именно такой. А что дальше? Может, через полгода они расстались, но фильм же о другом. В этом случае можно вспомнить слова Толстого, который говорил, что счастливый финал - обман для читателя, на самом деле как раз после свадьбы начинаются все проб­лемы.

- Что бы посоветовали молодым режиссерам?

- Сам преподаю во ВГИКе и на Высших курсах сценаристов и режиссеров, но до сих пор какой-то единой формулы успеха не нашел. Относительно всего, в том числе подбора актеров, с годами начинаю склоняться к самым простым формам. Так сказать, я знаю, что ничего не знаю. Смотрю на игру или картинку и могу сказать, где так, а где - нет. А вот сделать какое-то обобщение о том, как надо снимать, играть или отбирать артистов просто не могу.

Нужна практика, хорошее образование. Всем советую ходить в театр. По части формы театральное искусство гораздо изобретательное. Это и культуру повышает, и ведет к поискам.

Еще не нужно отчаиваться. У нас на каждом курсе есть те, кто задает тон, самые яркие, задорные. Есть и те, кто работает в сторонке, - тихие, не бегущие впереди всех. Но чаще всего "выстреливают" как раз вторые.

- Сейчас в фильмах используют компьютерные технологии. Как вы к ним относитесь?

- Нашему поколению вписаться непросто. Лет 20 назад надо было вливаться в новые течения. Думаю, сам уже не успею, но снимался в прорывных с точки зрения технологий "Дозорах". Отснятый материал с интересом смотрел потому, что результат после обработки оказывается неузнаваемым.

Все эти навороты идеальны для производства сказок. Понятное дело, что сфера меняется, таково требование времени. Но это уже не кинематограф, в который я пришел и любил всем сердцем. Я влюблен в фильмы, где развиваются человеческие отношения, есть серьезное социальное звучание.

- Вы один из немногих, кто успешно проявил себя по обе стороны объектива камеры. Что для вас предпочтительнее - режиссировать или сниматься?

- Вопрос скорее риторический, и на него у меня есть точный ответ. Профессия режиссера - прекрасная отрава на всю жизнь. Кто попробовал снимать, уже не вернется в полной мере к актерству. Конечно, многие пытаются, но дороги назад нет. Замечаю, что нужно очень сильно "раскочегарить" себя, чтобы сняться где-нибудь, а сценарий должен действительно цеплять.

Режиссер проделывает огромную работу. Нужно и под сценариста подстроиться, и всем на вопросы ответить, проконтролировать. Актеру гораздо проще, он ответственен только за свою роль.

- Присутствуют ли в ваших работах сюжеты, взятые из собственной жизни?

- Режиссер, как и оператор, художник, актер, вкладывает частичку себя в любой фильм. Но не могу назвать ни одной своей картины, которую мог бы считать хоть частично автобиографичной. Я недостаточно смел для этого.

В жизни действительно немало интересных сюжетов. Например, во МХАТ поступил только с четвертой попытки, в перерывах трудился токарем, матросом, но уже тогда заразился творчеством, понимал, что проживу не свою судьбу, если не буду работать в кино. Но, несмотря на все это, из реальной жизни переношу в картины только опыт.

- И, подводя итог, поделитесь своими впечатлениями об Узбеки­стане?

- Рад вновь здесь побывать. Люблю мир, люблю путешествовать, да и жизнь с самого детства связана с множеством стран. Сам родился в Баку, во время войны жили в Иране, а после была Астрахань. До своих корней докопаться полностью все еще не смог, но уверен: и во мне имеется какая-то восточная кровь.

Узбекистан богат на талантливых людей, интересные идеи, добрых друзей. Хотелось бы еще больше узнать о вашем искусстве и творческой жизни. А как это делать, если не через культурный обмен.

Записала

Сабина Алимова.

 

Похожие новости

Нажмите на кнопку ниже, чтобы прослушать текст Powered by GSpeech